Александр Александрович Стахович - И. Я. Мосякин Орловские либералы: от Тургенева до Муромцева
.RU

Александр Александрович Стахович - И. Я. Мосякин Орловские либералы: от Тургенева до Муромцева



^ Александр Александрович Стахович:

«…для нас хорош только путь легальный»


«Настало время, когда действительно… ценз материальный, вещественный, имущественный потерял свое отжившее значение» и остался один ценз – «ценз совести, честности и знаний и любви к Родине, ценз осведомленности о нуждах населения, ценз доверия избирателей». Эти слова произнесены Александром Александровичем Стаховичем (1858-1915) – известным либеральным деятелем начала ХХ в. – на собрании в доме елецкого земства 20 октября 1905 г. Приветствуя Манифест 17 октября, благодаря которому «исстрадавшаяся Россия… пойдет… по пути света, истины, свободы», он рисовал идеальный образ народного избранника – будущего депутата Государственной думы. Впрочем, только таким, по убеждению Стаховича, должен быть любой общественный деятель, и этой высокой планке он сам старался соответствовать.

Общественно-политической деятельностью Александр Стахович занялся, оставив военную карьеру, как нельзя лучше подходившую представителю старинного дворянского рода. Род Стаховичей, к которому принадлежал и Михаил Александрович Стахович (брат Александра), вел свою историю с XVII в. от польского шляхтича. Орловская ветвь рода сформировалась в начале XIX в.

Александр Стахович родился 3 апреля 1858 г. в с. Надеждино Рязанской губернии. Его детские годы прошли в родовом имении Пальна-Михайловка в пятнадцати километрах от Ельца, тогда входившего в состав Орловской губернии, а ныне – Липецкой области. Это было время пореформенной модернизации, когда в российский политический процесс были внесены новые ориентиры и образцы. Важнейшая реформа 60-х гг. – отмена крепостного права – кардинальным образом изменила правовое положение крестьян, и, соответственно, взаимоотношения крестьян и помещиков.

Однако в Пальне-Михайловке изменения не имели столь радикального характера: здесь, в атмосфере «патриархального, старозаветного русского помещичьего быта», издавна сложившейся традицией было взаимопонимание слуг и господ, которое, как вспоминал Михаил Стахович, «влекло… в Пальну, в деревню, к простому народу, и служить ему, и жить среди него».

Отец братьев-Стаховичей – Александр Александрович-I – заботился о крестьянах, построил для них школу, больницу и родильный дом. Когда в конце 1950-х гг. фольклорно-краеведческая экспедиция Елецкого педагогического института собирала в Пальне-Михайловке мемориальные материалы, в народе еще жива была благодарная память о нем как о крестьянском кормильце. Уроки гуманного отношения к простому народу, усвоенные Александром в детстве, не прошли даром: лейтмотивом его общественной деятельности в Елецком уезде стала забота об улучшении положения крестьян.

Александр Стахович рос в высококультурной среде, в настоящем «оазисе культуры», которых не так много было в русской провинции. Его отец был знаком с Николаем Васильевичем Гоголем, более 50 лет дружил со Львом Николаевичем Толстым, нередко навещая его в Ясной Поляне; был страстным знатоком и любителем театра, прекрасным чтецом. Известен случай, когда чтение им пьесы «Власть тьмы» в присутствии Александра III привело к разрешению ее постановки, до того запрещенной цензурой.

Домашнее чтение вслух (а в Пальне была огромная библиотека), обсуждение прочитанного – семейная традиция Стаховичей, имела не только образовательное, но огромное воспитательное значение, и, опираясь на опыт своего детства, Александр Александрович впоследствии будет ратовать за внедрение объяснительного чтения в практику преподавания в начальной школе.

Воспитываясь в «талантливой, культурной семье, дружной и спаянной», Александр Стахович, по примеру родителей, со временем создаст свою семью, женившись в 1883 г. на графине Ольге Ивановне Рибопьер. У них будут два сына-близнеца (Александр и Георгий) и три дочери. Семейство поселится в собственном большом уютном доме в Пальне (со 125 десятинами земли), к сожалению, не сохранившемся до наших дней.

По окончании Императорского училища правоведения (одного из наиболее престижных высших учебных заведений дореволюционной России, в котором обучались только дети потомственных дворян) и Николаевского кавалерийского училища Александр Стахович в течение пяти лет служил в гусарском полку. Однако, не чувствуя призвания к военной карьере, он вышел в отставку. С 1891 по 1895 гг. Стахович занимал должность земского начальника Елецкого уезда.

Общественная деятельность Стаховича началась с избрания елецким уездным предводителем дворянства (1895-1904).

Здесь Александр Александрович проявил себя как человек, обладающий хозяйственно-организаторскими способностями (вероятно, унаследовав их от отца – крупнейшего коннозаводчика России), причем характерной чертой его экономических начинаний было стремление сделать лучше жизнь людей, а не погоня за личной выгодой. Будучи членом комитета елецкой биржи, он считал делом чести для любого предпринимателя всеми силами содействовать благоустройству родного города. В 1902 г. елецкая биржа принимает решение о замощении за свой счет основных городских, а также подъездных дорог к элеватору и станциям, во всю ширину до 12 саженей, а не 3, как предлагала городская дума.

В голодном 1891 г. Александр Стахович вместе с сестрой Надеждой Александровной предпринимает ряд мер для поддержки кружевного промысла, которым в Елецком уезде занимался каждый восьмой житель. Стаховичи организуют закупку кружева, причем по цене на 50% выше сложившейся, и продажу его в Москве, Петербурге и Европе, что позволило кружевницам прокормить семьи и выйти из ростовщической кабалы. Были созданы школа кружевниц в Пальне и склад-музей кружев в Ельце.

Во время холерной эпидемии 1893 г. в Елецком уезде при нехватке у земства денег Михаил и Александр Стаховичи за свой счет приглашают студентов-медиков в село Измалково и Дрезгаловскую волость. Традицию социальной благотворительности братья Стаховичи восприняли от отца, который еще в 1877 г. пожертвовал на содержание Земско-Первовской больницы 20 тысяч рублей, положив их на вечные времена в Елецкий городской банк из расчета 7% годовых.

Важнейшим направлением своей общественной деятельности в Елецком уезде Стахович считал развитие народного образования. На протяжении ряда лет возглавляя уездный училищный совет, он пытался, насколько возможно, улучшить работу образовательных учреждений в рамках сложившейся системы, одновременно обосновав обширную программу преобразований в сфере просвещения, в которой первоочередное внимание уделялось реформе начального и среднего образования как основному средству повышения чрезвычайно низкого уровня грамотности крестьянства.

Просвещение крестьян для Стаховича было неотъемлемым условием подъема сельского хозяйства, ибо он был глубоко убежден, что рационально вести хозяйство может только образованный человек. Александр Александрович категорически возражал против утверждения о том, что сначала крестьянина надо накормить, а потом он будет учиться. Помимо того, образованию он отводил роль катализатора политической активности населения, что, в свою очередь, должно было способствовать формированию в России гражданского общества.

В качестве первого шага образовательной реформы Стахович рассматривал распространение всеобщей грамотности, предостерегая, однако, от восприятия этой задачи как конечной цели. «Нельзя считать конечной целью всеобщую грамотность, она лишь первое средство как приучение молодой лошади к удилам и хомуту, но ведь есть еще выездка», – писал Стахович, в образной форме выражая свою мысль.

Реформирование начального образования виделось Стаховичу как комплекс взаимосвязанных мероприятий. Во-первых, необходимо было увеличение количества школ. Во-вторых, предусматривалась замена 3-летнего обучения 4-летним, ибо, три года Стахович считал слишком коротким сроком для освоения даже азов знаний. В-третьих, существенного пересмотра требовало содержание начального образования. Стахович критиковал программы Министерства народного просвещения за то, что они делали основной упор на освоение учащимися грамматики и написание диктантов. Главной целью обучения в начальной школе, утверждал Александр Александрович, должно быть не заучивание правил, а развитие мышления учащихся, что достигается не грамматикой, а объяснительным чтением. И, наконец, он настаивал на передаче начального образования в заведование органов местного самоуправления, одновременно выступая за усиление общественного контроля за процессом образования. Однако общественный контроль Александр Александрович ни в коем случае не отождествлял с патронажем церкви, категорически возражая против вмешательства духовенства в область надзора за земскими школами. Тревогу у Стаховича вызывало стремление православной церкви контролировать преподавание светских предметов, тогда как, по его убеждению, она имела право наблюдать лишь за изучением Закона Божьего.

В области среднего образования, помимо увеличения количества учебных заведений и внедрения новой методики преподавания (в частности, наглядного метода обучения), Стахович предлагал снижение платы за обучение, что должно было сделать среднее образование более доступным для низших слоев населения. Этой же цели служило предложение об установлении преемственности между начальными и средними школами. В качестве преобладающего типа среднего учебного заведения в аграрной России Стаховичу виделась сельскохозяйственная школа Министерства земледелия.

Ключевую роль в образовательном процессе Александр Александрович отводил личности учителя, отсюда – требование не просто увеличения количества педагогов, но и улучшения их профессиональной подготовки посредством организации различных курсов, семинаров, широкого обмена опытом (в наше время – «августовские педсоветы»). Сознавая необходимость повышения престижа учительской профессии, Стахович предлагал повысить материальное вознаграждение учителей.

В комплекс мер по реформированию системы образования Стахович включал и создание образовательных учреждений для обучения грамотности взрослого населения.

Однако, по убеждению орловского либерала, все задуманное могло остаться благим пожеланием без государственной поддержки образования, ведь у земств для столь масштабных перемен не имелось достаточных финансов.

Помимо образовательной реформы, в качестве действенного средства повышения культурного уровня сельского населения Стахович рассматривал приобщение крестьянства к чтению. С этой целью всячески поощрялось создание библиотек: на 1 января 1911 г. из 138 земских школ Елецкого уезда 65 имели библиотеки.

Стараясь заинтересовать крестьян книгой, Александр Александрович вел непримиримую борьбу с лубочной литературой, являвшейся главной духовной пищей простого народа. По мнению Стаховича, издатели лубочной литературы, преследуя только коммерческую выгоду, всячески потакали самым грубым вкусам и низменным чувствам невежественных людей. В итоге, лубочные издания не только не способствовали просвещению масс, но, напротив, подрывали его основы, убивали высокие нравственные стремления. Лубочную литературу Стахович называл злом даже бóльшим, нежели неграмотность.

Начало борьбы общественности с лубочными изданиями он относил к 60-м гг. XIX в., когда в крупных городах, прежде всего в Санкт-Петербурге и Москве, возникли различные просветительские учреждения. Наряду с изданием хороших книг, они способствовали открытию школ, библиотек, читален. В 70-х гг. в дело просвещения масс включились «Комиссии народных чтений». На рубеже веков важнейшей задачей Стахович считал привлечение к борьбе с распространением лубочной литературы земств, предлагая целую систему мер в этом плане, начиная с организации земского книгоиздательства и заканчивая созданием широкой сети сбыта земских книг. При этом должна быть обеспечена свобода книгоиздательской деятельности земств, элементом которой выступал явочный порядок открытия типографий и книжных складов. Переходя от слов к делу, Стахович стал инициатором открытия в 1900 г. книжного склада елецкого уездного земства, превратившегося в своеобразный фильтр проникновения в деревню лубочной литературы.

Однако реформаторские устремления Стаховича не замыкались облестью народного образования, он ясно осознавал, что необходимы изменения в различных сферах государственной и общественной жизни.

Александр Александрович был наиболее либеральным членом семьи Стаховичей. Как писал его племянник Михаил Алексеевич, «Паленские Стаховичи, за исключением, быть может одного только дяди Саши, человека искреннего, но неуравновешенного, были все монархистами, но того гуманно-либерального духа, который веял в первые годы царствования Александра II».

С начала 90-х гг. XIX в. Александр Стахович активно включился в либеральное движение: входил в состав кружка «Беседа», «Союза освобождения», был участником съездов земцев-конституционалистов.

В ноябре 1905 г. Стахович возглавил организованную по его инициативе в Ельце уездную кадетскую группу, численность которой к весне 1906 г. составила 119 человек. Александр Александрович сумел привлечь к партийной работе представителей местного чиновничества. В частности, заметной фигурой среди елецких кадетов был барон Александр Константинович Врангель – член окружного суда, имевший репутацию стойкого и убежденного защитника народных прав.

Елецкие кадеты выпускали свой печатный орган – ежедневную газету «Елецкий край», издателем которой был Александр Стахович. Выходу ее первого номера 12 декабря 1906 г. предшествовала годичная переписка Стаховича с канцелярией орловского губернатора. Однако на протяжении всего периода существования газеты (до 1 мая 1907 г.) власти искали любой повод для ее приостановки, а лучше, закрытия. В частности, выпуск газеты был приостановлен почти вскоре после выхода первого номера за статью «14 декабря», посвященную годовщине восстания декабристов. В статье содержался призыв продолжить «великое дело героев 14 декабря». Речь шла о борьбе за конституцию, причем требование республики, выдвигавшееся некоторыми декабристами, подвергалось критике. «Значительное число декабристов…, – говорилось по этому поводу в статье, – заводили речь о республике. И внуки их не удержались, мечтая о республике и осуществлении в России социализма. Это ведет к торжеству насильников». С большим трудом Стаховичу удалось добиться отмены приостановки газеты в конце января 1907 г. За достаточно непродолжительный срок издания «Елецкий край» завоевал популярность далеко за пределами города и уезда. В газете сотрудничали П.Б. Струве, А.А. Кизеветтер и ряд других столичных литераторов и ученых.

Осенью 1906 г., по примеру кадетских партийных организаций в других регионах, Стахович пытался открыть в Ельце клуб конституционно-демократической партии. На запрос о возможности регистрации последнего был получен отказ губернского об обществах и союзах присутствия, основанием для которого послужило предположение, что клуб «займется противоправительственной деятельностью». Однако Стахович не отступил, и 21 ноября клуб был открыт явочным порядком. На следующий день явившимися на квартиру Стаховича полицмейстером и председателем «Союза русского народа» Рудневым в отсутствие хозяина квартиры была унесена вывеска клуба. Орловский губернатор собирался даже предать суду всех членов елецкого комитета Партии народной свободы, но затем от своего намерения отказался.

Своеобразный центр общественной жизни Стаховичу в Ельце все же удалось создать. Но это был не кадетский клуб, а «Народный дом». Идею его открытия Стахович высказал еще в 1901 г., стремясь приурочить это событие к 50-летию начала реформ Александра II. Торжественное открытие Дома состоялось 13 февраля 1911 г. Весьма показателен тот факт, что брат царя Михаил, за день до этого присутствовавший на освящении Великокняжеской церкви, не захотел задержаться в Ельце, чтобы принять участие в столь знаменательном для провинциального города событии.

Несмотря на активную деятельность в Ельце, Стаховича нельзя назвать кадетом «провинциального масштаба». Он поддерживал тесный контакт с руководящим ядром партии – ее Центральным комитетом. По просьбе последнего в марте-июне 1907 г. Стахович издавал ежедневную газету «Думский листок». Вообще же он серьезно занимался журналистикой, сотрудничал в центральной прессе: журнале «Русская мысль», газетах «Русские ведомости», «Русское слово», «Русская молва».

Лекционное бюро Московского отдела ЦК, используя ораторский дар Стаховича, неоднократно поручало ему чтение публичных лекций на различные темы и, прежде всего, о программе конституционно-демократической партии.

Популяризируя программу кадетов, стремясь донести ее до самых малограмотных слоев, Стахович писал брошюры. Одна из них – «Как и кого выбирать в Государственную думу. Что такое партийные выборы?» – вышла в преддверии выборов во II Государственную думу и «посвящалась крестьянам и мещанам». В брошюре автор разъяснял значение Государственной думы как «важнейшего после царя государственного учреждения», призванного работать на благо народа. Однако последнее, предупреждал Стахович, напрямую будет определяться степенью сознательности выборов, а, значит, зависеть от позиции каждого избирателя. Тем самым орловский либерал пытался пробудить в каждом потенциальном участнике избирательного процесса чувство гражданской ответственности, сопричастности к происходящему в стране. По сути, речь шла о формировании гражданского общества в России как залога успешности либерального преобразования страны.

Активное участие принял Стахович в обсуждении программы партии и, прежде всего, ее раздела по аграрному вопросу, ибо нужды деревни были близки и понятны Александру Александровичу с детских лет. Еще работая в елецком уездном земстве, он особое внимание уделял проблеме интенсификации земледелия путем внедрения передовой агротехники, оказания финансовой поддержки крестьянским хозяйствам, поощрения производства товарного хлеба, принимал участие в закладке лесов и лесополос, занимался улучшением быта крестьян, в составе елецкого уездного сельскохозяйственного общества способствовал развитию потребительской, кредитной и сельской кооперации.

В период работы местных Комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности Стахович поднимал проблему снижения выкупных платежей, составлявших значительную часть крестьянских податей. Однако выдвинуть требование о полной отмене выкупных платежей он тогда не решился, боясь, что такая мера подорвет бюджет, поскольку уменьшит его на 80 млн. рублей. Другим вопросом, бывшим в центре внимания Стаховича, являлась проблема урегулирования арендных отношений, ведь, по его подсчетам, 40% частновладельческих земель в Орловской губернии сдавалось в аренду. Стахович доказывал непосредственную связь высокой арендной платы и хищнического землепользования.

В кадетской партии лидер елецкой группы проявил себя как принципиальный сторонник принудительного отчуждения части помещичьих земель, ибо только в подобном решении видел возможность примирения крестьян с землевладельцами.

Заметной страницей в политической биографии Александра Стаховича стало его участие в думских избирательных кампаниях, причем здесь ему непрестанно приходилось бороться с административным произволом, ибо задачей местных властей было не допустить оппозиционные элементы в народное представительство. Не сумев, несмотря на большую предвыборную активность, пройти в I Думу, Стахович стал депутатом Думы второго созыва. После ее роспуска он попытался баллотироваться в III Думу, но был исключен из списков избирателей, как не проживающий постоянно в Ельце. Для предотвращения возможности повторения данного прецедента на выборах в IV Думу, Стахович в 1911 г. приобрел в Ельце дом, что, впрочем, не помогло ему победить на выборах.

Одновременно он активно выступал в местной прессе, главным образом, в «Елецкой жизни», с критикой российского избирательного законодательства, считая необходимым немедленное исключение из последнего ценза оседлости как проявления недоверия власти к избирателям и инструмента в руках бюрократии для устранения от выборов неугодных лиц. Наряду с этим, Стахович критиковал куриальную систему выборов, закрепляющую сословную организацию общества.

В качестве депутата II Думы Александр Стахович призывал к объединению всех оппозиционных сил, поскольку «есть еще много работы, в которой расхождения не так значительны, как кажется». Планомерное законотворчество – вот магистральный путь преобразования России. «Мы не можем принять догмата, что все пути хороши, для нас хорош только путь легальный», утверждал он, критикуя леворадикальные партии, которые хотят «многого сразу…, не видят ближайших, сейчас могущих быть удовлетворенными нужд народа». Основным поприщем приложения сил Стаховича-депутата стали комиссия по местному самоуправлению и продовольственная комиссия.

В период работы IV Думы Стахович взаимодействовал с фракцией конституционно-демократической партии. Так, в 1913 г., выступая на совещании членов фракции с представителями местных кадетских групп по вопросу использования Думой ее бюджетного права в борьбе с правительственной реакцией, он предлагал утверждение народным представительством ассигнований на флот поставить в зависимость от соблюдения властью Манифеста 17 октября.

В обстановке надвигавшейся мировой войны Александр Стахович поддержал идею панславизма – объединения славянских народов под эгидой России с целью совместного противодействия угрозе со стороны Германии.

С началом I мировой войны Стахович, преисполненный патриотических чувств, принял участие в создании общероссийской общественно-политической организации – Всероссийского земского союза, занимавшегося первоначально помощью больным и раненым воинам. Однако окончания войны, равно как и трагических событий, последовавших в ее ходе, Александру Александровичу Стаховичу увидеть не удалось: он скончался в 1915 г. и был похоронен в Пальне-Михайловке.


В.В. Вострикова


Федор Васильевич Татаринов:

«…строить здание народной свободы»


«Одаренный блестящими способностями, он в свое время получил широкое гуманитарное образование. Хорошо знал историю, философию и в особенности русскую литературу, цитируя наизусть не только поэтов, но и большие отрывки из Толстого и Тургенева. Вероятно, он мог бы в свое время пойти по научной дороге, но его потянуло к общественной жизни». Эти слова князя Владимира Андреевича Оболенского – характеристика Федора Васильевича Татаринова – видного деятеля общероссийского либерального движения рубежа XIX-XX вв., лидера орловских кадетов.

Татаринов родился 9 мая 1860 г. в Санкт-Петербурге в семье орловского помещика. По линии матери он происходил из российской ветви старинного немецкого дворянского рода фон Рутценов.

Окончив третью классическую гимназию г. Москвы, Федор Татаринов поступил на историко-филологический факультет Московского университета.

В 1883 г., с успехом завершив обучение, Татаринов поселился в Орле, с которым будет связана вся его последующая служебная и общественная деятельность. В апреле 1885 г. Федор Васильевич поступил на службу в орловский окружной суд кандидатом на судебные должности, а в октябре того же года был избран мировым судьей по Орловскому уезду. После упразднения института мировых судей, в 1891 г. Татаринова назначают городским судьей первого участка г. Орла.

В 1893 г. Татаринов становится членом орловской губернской земской управы, а через семь лет – председателем уездной земской управы и почетным мировым судьей. В этот период Федор Васильевич принимал активное участие в переустройстве психиатрической больницы и организации лечебницы для душевнобольных в Кишкинке, а также в работе орловского комитета народных чтений.

Как повествует Оболенский, «русская провинциальная жизнь… протекала в те времена тихо и медлительно… В городах присутственные места закрывались в 3 часа дня, а летом нередко и в 2 часа». Татаринов «ходил в управу, проводя там большую часть времени в коллегиальных заседаниях и разговорах деловых и праздных, а дома принимал гостей, а если гостей не было, раскладывал пасьянсы».

Семья Татаринова состояла «из на редкость красивой жены» – М.А. Типаловой и четверых (по другим данным – троих) детей. Эта семья «по всему складу своей жизни была пережитком тургеневских времен и в период, когда уже слышались подземные шумы надвигавшейся революции 1905 года, представляла собой милый анахронизм».

Будучи крупным помещиком Орловской губернии (1950 десятин в селе Хотетово Болховского уезда), Татаринов уделял хозяйству мало внимания. В его имении, как и во многих других, «хозяйничали приказчики, а помещики поздно вставали, объезжали поля на беговых дрожках и выслушивали их доклады». В результате «большое черноземное имение, при плохом управлении, давало доходов немного, было заложено и перезаложено».

Татариновы проживали в деревне летом. К ним на праздники и по воскресеньям съезжались орловские знакомые, чувствовавшие себя здесь как дома. «Ночевали кто на кроватях, кто на полу, гуляли, пели песни, запоем играли в крокет». Столь же гостеприимной и непринужденной была остановка в доме Татариновых в Орле.

Вследствие постоянного недостатка в средствах, «их орловская квартира была всегда грязна и нуждалась в ремонте, – вспоминал Оболенский, – мебель потерта, из кресел и диванов торчал волос. Но художественная прелесть таких старых дворянских гнезд состояла как раз в свободе от норм мещанского бюджета. На рваных креслах всегда сидели гости… Некоторые оставались обедать и ужинать. Ели скромно, но всем хватало».

В доме «всегда было шумно и весело. Игры молодежи чередовались с музыкой, музыка со спорами на философские, литературные… темы».

Но не меньше занимали собравшихся политические вопросы, вызывавшие «споры чисто русские, безбрежные, тянувшиеся далеко за полночь», тем более, что «дом Татариновых в Орле был единственным центром, в котором встречались люди из двух замкнутых кругов – местной "аристократии" и местной "интеллигенции"». Бывали здесь и представители третьего элемента – агрономы, статистики, «по преимуществу, социалисты». В этой разношерстной политической компании Федор Васильевич, по определению Оболенского, «был единственным чистым либералом» и в спорах на политические темы ему чаще приходилось защищаться, чем нападать.

Либеральные взгляды привели Татаринова в нелегальный либеральный кружок «Беседа», созданный в 1899 г. в Москве. Татаринов и братья Стаховичи (Александр и Михаил) представляли здесь орловских либералов. По первоначальным планам, "собеседники" намеревались обсуждать различные вопросы земской жизни. Но уже к началу 1902 г. многие члены кружка стали выступать за расширение круга рассматриваемых проблем, ибо считали, что любой вопрос земской жизни в сложившейся ситуации упирается в политику. Активным сторонником этой точки зрения был Татаринов.

Помимо «Беседы», он представлял Орловскую губернию на съездах еще двух либеральных протопартийных организаций – «Союза освобождения» и «Союза земцев-конституционалистов».

В 1904 г. Татаринов выступил в качестве одного из организаторов банкетной кампании в Орле, приуроченной к 40-летию судебных уставов и начатой по инициативе II съезда «Союза освобождения». Вспоминая те события, Оболенский писал: «В ноябре и декабре в большинстве русских губернских городов царило невероятное политическое возбуждение по случаю начавшегося так называемого "банкетного" движения. Газеты были полны описаниями политических банкетов с изложением совершенно непривычно смелых речей ораторов, из которых цензура, однако, неукоснительно вычеркивала слово "конституция"». Одну из таких речей на банкете 2 декабря с участием более 200 человек произнес Татаринов. В качестве лейтмотива в ней звучала идея о необходимости использования общественного подъема для давления на власть с целью проведения либеральных реформ.

Новый этап общественной деятельности и своеобразный пик политической карьеры Татаринова связан с первой российской революцией.

Только всеобщая железнодорожная забастовка помешала Федору Васильевичу принять участие в Учредительном съезде конституционно-демократической партии в октябре 1905 г., на который он получил приглашение. Но чуть позже Татаринов участвовал в заседании ЦК, где ему была поручена организация губернского комитета партии. Последний конституировался в октябре (по другим данным, ноябре) 1905 г., а Федор Васильевич стал его председателем. Ядро комитета составили служащие губернского земства (60%). В частности, должность товарища председателя занимал агроном губернской управы Владислав Григорьевич Франковский. К весне 1906 г. численность губернской группы достигла 150 человек, из которых свыше половины принадлежало к городской интеллигенции. Заметную роль среди орловских кадетов играл присяжный поверенный Василий Николаевич Ильинский – выходец из крестьян-однодворцев, окончивший юридический факультет Московского университета.

Местные кадеты во главе с Татариновым приняли активное участие в обсуждении проекта партийной программы. Осознавая необходимость проведения в России системных реформ, они сделали упор на социальных преобразованиях и, главным образом, на разрешении аграрного вопроса. Выдвижение его на первый план было обусловлено прежде всего тем, что Орловская губерния являлась аграрной, большинство населения здесь составляли крестьяне, а аграрный вопрос стоял наиболее остро.

Татаринов не понаслышке знал о положении в орловской деревне. В 90-х гг. он вел статистические исследования по линии земства, которые охватывали все, не только экономические, но и бытовые стороны крестьянской жизни. Известен его доклад в статистическую комиссию (1899 г.), в котором автор обосновывал основные подходы к определению доходности земли, рассматривавшейся в качестве одного из критериев при установлении размера земского налога.

Позиция Татаринова по аграрному вопросу получила непосредственное отражение в проекте аграрной реформы орловской кадетской группы, отличавшемуся по ряду положений от официальной линии партии. При этом расхождения касались вопросов об условиях принудительного отчуждения помещичьих земель, тогда как сам принцип Татариновым под сомнение не ставился.

Принудительное отчуждение части помещичьих земель лидер орловских кадетов считал единственно возможным способом разрешения проблемы крестьянского малоземелья и снижения накала социальной борьбы в деревне. С его точки зрения, принцип принудительного отчуждения не противоречил праву частной собственности, ибо само понятие собственности подчинено понятию о государственной пользе и в случае государственной необходимости может быть ограничено. В этом направлении, по убеждению Татаринова, развивалось законодательство западных стран, и, кроме того, принудительное отчуждение уже применялось в северо-западном крае. Здесь сначала было предоставлено право выкупа арендных участков, которым до 1901 г. воспользовались 40% арендаторов, а по закону 1901 г. выкуп сделан обязательным.

Вразрез с центральной программой, Татаринов выступал за расширение категорий земель, подлежащих принудительному отчуждению, предлагая включить в их число помещичьи владения с интенсивным методом ведения хозяйства. Передача их крестьянам, по его мнению, не должна была привести к падению эффективности землепользования, как предостерегали противники данной меры, поскольку уровень культурности помещичьих хозяйств в большинстве своем очень невысок. В пример лидер орловских кадетов приводил Воронежскую губернию, где интенсивные методы применялись лишь на 15% всей площади помещичьих земель, тогда как остальные земли обрабатывались при помощи крестьянского инвентаря или сдавались в аренду крестьянам. Помимо того, подчеркивал Татаринов, факт перехода земли к крестьянам не изменит урожайности в худшую сторону, поскольку принудительное отчуждение обязательно должно сочетаться с интенсификацией обработки земли. Для помощи крестьянам в этом плане предполагалось развитие системы мелкого кредита, причем созданием кооперативных кредитных органов должны были заняться земства, поскольку сами крестьяне, по мнению либерала, были не способны к самостоятельной кооперативной деятельности ввиду малокультурности.

Предел неотчуждаемой помещичьей земли для черноземной полосы Татаринов предлагал установить в размере 150 десятин, т.е. более чем в 3 раза меньше, нежели было закреплено в официальных документах Партии народной свободы. Впрочем, для других областей России, где проблема крестьянского малоземелья стояла не так остро, Татаринов допускал увеличение максимума оставленной у помещиков земли до 350 десятин.

Особую позицию Федор Васильевич занимал по вопросу об условиях принудительного отчуждения частновладельческих земель. Согласившись с положением о возмещении половины расходов по выкупной операции самими крестьянами, вошедшим в аграрный проект кадетской партии во II Думе, он предложил вторую половину платежей, возлагавшуюся в соответствии с этим проектом на государство, отменить за неимением в бюджете средств на данные цели. Таким образом, Татаринов настаивал на частичной конфискации помещичьих земель. Полную отмену выкупа он категорически отрицал как меру, нарушающую право частной собственности и чреватую для страны финансовым кризисом ввиду того, что многие помещичьи земли выступали в качестве залога при заключении их владельцами ссудных договоров с банками.

Резкой критике подверг Татаринов положение кадетской аграрной программы об исчислении размера выкупа подлежащих отчуждению помещичьих земель, исходя из так называемой справедливой (не рыночной) оценки, базирующейся на показателе доходности земли. По мнению либерала, доходность земли не может определяться как разница между валовой доходностью и совокупностью издержек производства. Один из его аргументов состоял в том, что земля сама по себе, взятая отдельно от человеческой деятельности, не имеет ценности. Доход земля приносит, когда к ней приложен труд и капитал в какой-либо форме, а значит, то, что называют доходностью земли по закону, есть в действительности доходность целого хозяйства. Это, с точки зрения Татаринова, необходимо учитывать при оценке подлежащих отчуждению помещичьих земель, ибо в противном случае, размер выкупа будет завышен.

Орловский либерал поддержал положение о потребительской норме наделения крестьян землей, то есть таким количеством земли, которое достаточно для покрытия средних потребностей в продовольствии, одежде, жилище и для несения повинностей. Критикуя пункт аграрного проекта трудовиков о наделении крестьян землей по трудовой норме, Татаринов указывал на то, что под эту норму можно подвести все земли, которыми владеют крестьяне: в итоге получится масса землевладельцев в 30-40 десятин и 3-4 десятины, что не справедливо.

Таким образом, позиция орловского либерала по вопросу принудительного отчуждения частновладельческих земель отличалась от аграрной программы Партии народной свободы большим радикализмом и в плане предельной нормы неотчуждаемых земель, и в отношении размера вознаграждения бывшим землевладельцам. И уж совсем противоречило официальной позиции кадетской партии мнение Татаринова о возможности национализации отчужденных земель.

Иначе виделся орловскому кадету и механизм реализации аграрной реформы. Он считал нецелесообразным передачу ее осуществления в руки местных комитетов, как того требовала партийная программа, ибо в этом случае на первый план выступят местные интересы, которые могут противоречить общегосударственным. По мнению Татаринова, успех аграрной реформы во многом будет зависеть от ее полноты, целостности, согласованности разрешения региональных и общероссийских проблем. Основы реформы разрабатываются центральными учреждениями – земельными комиссиями или Думой, а местным комитетам должна быть отведена роль чисто исполнительная и подготовительная.

Лидер орловских кадетов участвовал в работе аграрной комиссии при ЦК партии, начавшей заседания в январе 1906 г. Он неоднократно критиковал ЦК по вопросу о приемах работы над аграрным проектом: «Губернские комитеты просили доставить сырой материал областного съезда, а ЦК этого не использовал. А если бы было это выполнено, все было бы обсуждено и разногласий было бы меньше».

Продуманная, фактологически обоснованная позиция Татаринова по аграрному вопросу являлась своеобразным свидетельством его общественно-политической зрелости. Недаром Федору Васильевичу было доверено представлять Орловскую губернию в I и II Государственных думах.

Думская деятельность составляет особую страницу в биографии лидера орловских кадетов. Подобно своим соратникам по партии, он возлагал большие надежды на планомерную законодательную работу в парламенте, видя в ней основное средство реализации либеральной программы преобразования страны, целью которой было формирование в России правового государства и гражданского общества. Проводы Татаринова в Санкт-Петербург в апреле 1906 г. переросли в митинг с пафосными речами, где Дума сравнивалась с чудотворной святыней, от которой народ ждет исцеления от потрясений.

Свидетельством авторитета Татаринова в кадетской партии является обсуждение на заседании партийной фракции предложения о выдвижении его кандидатуры на должность секретаря II Думы. И хотя кандидатура Татаринова была отклонена, однозначно в его пользу звучит обоснование этого шага: «не пригоден к чисто методической работе», чем фактически была признана ценность использования Татаринова как теоретика, аналитика, оратора.

Главной сферой приложения сил Татаринова-депутата стала аграрная комиссия при парламентской фракции кадетов, в которой он продолжал отстаивать свой взгляд на земельную реформу. Разногласия с официальной партийной линией, в конце концов, привели к выходу орловского либерала из данной комиссии в период работы II Думы.

В оценке столыпинской аграрной реформы Татаринов был солидарен с позицией ЦК. Отмечая экономическую неэффективность общинного землевладения, а также начавшийся процесс разложения общины, он все же настаивал на том, что решение вопроса об общине надо предоставить самой жизни. Правительственные меры в отношении общины он квалифицировал как насилие. Вместе с тем, Татаринов поддерживал переселенческую политику П.А. Столыпина, уточняя, однако, что основную роль в решении аграрного вопроса должно сыграть принудительное отчуждение части помещичьих земель.

Неоднозначна позиция орловского либерала по проблеме чрезвычайного законотворчества, широко практиковавшегося Столыпиным. В отличие от многих своих соратников, он высказался против немедленной отмены всех законов, принятых в порядке ст. 87. При этом Татаринов исходил из того, что ряд законов содержит вполне приемлемые положения, которые, в случае отмены законов, придется принимать заново, создавая лишнюю бюрократическую путаницу. Кроме того, на некоторый период времени возникнет законодательный вакуум, что, безусловно, не будет способствовать разрешению насущных социальных проблем и успокоению страны.

В знак протеста против роспуска I Думы Татаринов поставил свою подпись под Выборгским воззванием. Однако он не питал надежд на реализацию содержавшегося в воззвании призыва к пассивному сопротивлению. На совещании ЦК с представителями губернских комитетов 2-3 августа 1906 г. Татаринов от имени орловского губернского комитета сообщил о единогласном признании невозможности осуществления призывов воззвания ни в городе, ни в деревне, ибо большинство населения не готово к активной организованной борьбе, хотя настроено весьма оппозиционно. События последнего времени, говорил Татаринов, неоднократно свидетельствовали о том, что между настроениями и практическими шагами лежит пропасть. Это было наблюдение реалистически мыслящего политика.

Однако неудача первого народного представительства индифферентность масс к его судьбе, подчеркивал Татаринов, не должна привести к разочарованию системой представительства как такового, депутатам необходимо продолжать строительство «здания народной свободы, в основание которого I Дума положила первый камень». Причем орловский либерал считал неоправданной тактику «бережения Думы», избранную кадетами, призывал к более активным действиям, требуя «не проявлять боязни роспуска, не заигрывать с правыми, поскольку правительство начинает эксплуатировать излишнее стремление сберечь Думу».

Принципиальную оппозиционность власти Татаринов демонстрировал, несмотря на то, что орловский губернатор всеми доступными легальными средствами пытался стеснить деятельность лидера местных кадетов. Еще до начала выборов во II Думу Татаринову пришлось отстаивать свое избирательное право, поскольку он был исключен из списка выборщиков за проживание летом в Санкт-Петербурге, а затем, до осени, в деревне. Местные власти чинили препятствия общению депутата с избирателями во время его поездок в Орел.

Депутатская карьера Федора Васильевича закончилась с роспуском 3 июня 1907 г. II Государственной Думы. Попытки орловских кадетов провести своих кандидатов в новый состав народного представительства успеха не имели. Политическая активность кадетских организаций Орловской губернии сократилась. Некоторые из них распались или оказались на грани распада.

…События Октября 1917 г. были восприняты Татариновым как национальная катастрофа. С началом гражданской войны он уезжает с женой в Крым, откуда эмигрирует в Болгарию. Здесь Татаринов проводит несколько лет, затем перевозит свою заболевшую раком жену во Францию. Они поселились под Парижем, в Кламаре. По свидетельству современников, в эмиграции Татаринов, «вышибленный революцией из привычной ему обстановки, как-то растерялся, очень поправел в своих политических взглядах и потерял всякий вкус к общественной деятельности. Ни с кем из прежних своих знакомых (а в Париже было их много) не видался и угрюмо и одиноко доживал свой век», весь день проводя за раскладыванием пасьянсов.

Похоронив жену в 1930 г., Федор Васильевич Татаринов скончался через три года и нашел последний приют рядом с ней, на Кламарском кладбище.

Е.И. Хохлова


azastan-tarihi-pn-bojinsha-respublikali-oushilar-olimpiadasini-i-keze-8-sinip-tapsirma-zhazbasha-zhmis.html
azastan-tarihi-zhne-oamdi-pnder-kafedrasi-oamtanu-pn-bojinsha-dstemelk-nsau-mamandii.html
azastan-zhaa-zaman-tarihti-pnnen-ou-dstemelk-keshen.html
azastanda-apostil-ojilan-sottalmaandii-turali-anitamani-beru-merzm-isartildi-sottiliini-bari-nemese-zhoi-turali-anitama-beru-merzm.html
azastanda-turistterd-ornalastirudi-innovaciyali-sheshm.html
azastandai-demografiyali-derster-hh.html
  • gramota.bystrickaya.ru/vozrast-na-moment-podpisaniya-stranica-16.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sintez-stroenie-i-biologicheskaya-aktivnost-novih-proizvodnih-gidrazida-salicilovoj-kisloti-02-00-03-organicheskaya-himiya.html
  • testyi.bystrickaya.ru/62-mirovoj-rinok-rabochej-sili-posledstviya-migracii-rabochej-sili-lekciya-mirovoe-hozyajstvo-i-ego-struktura.html
  • shkola.bystrickaya.ru/regionalnie-smi-monitoring-smi-rf-po-pensionnoj-tematike-27-aprelya-2010-goda.html
  • tests.bystrickaya.ru/kratologiya-nauka-o-vlasti-k-chitatelyu-stranica-4.html
  • universitet.bystrickaya.ru/statya1-k-russkomu-perevodu-knigi-k-byulera-ocherk-duhovnogo-razvitiya-rebenka-stranica-16.html
  • thescience.bystrickaya.ru/inform-blok-posvyashennij-310-j-godovshine-so-dnya-rozhdeniya-ukrainskogo-puteshestvennika-i-pisatelya.html
  • literature.bystrickaya.ru/boris-aleksandrovich-ribakov.html
  • institut.bystrickaya.ru/tvyordoe-sostoyanie-veshestva.html
  • books.bystrickaya.ru/dissertaciya-vipolnena-v-gou-vpo-kemerovskij-gosudarstvennij-universitet.html
  • literatura.bystrickaya.ru/rosmorport-novosti-morskogo-i-rechnogo-transporta.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/moda-chast-3.html
  • textbook.bystrickaya.ru/informacionno-metodicheskij-centr-upravleniya-obrazovaniya-administracii-goroda-anzhero-sudzhenska.html
  • college.bystrickaya.ru/3-ikonopis-zapadnoj-sibiri-31-tobolskaya-ikonopis-uistokov-sibirskoj-ikonopisi.html
  • essay.bystrickaya.ru/drevnie-civilizacii-egipetskih-bogov-stranica-3.html
  • college.bystrickaya.ru/2-cel-zadachi-celevie-indikatori-i-pokazateli-rezultatov-realizacii-programmi.html
  • tests.bystrickaya.ru/koncepciya-neprerivnogo-obrazovaniya.html
  • literatura.bystrickaya.ru/rojyal-charter-igor-anatolevich-muromov.html
  • thescience.bystrickaya.ru/karti-innovacij.html
  • klass.bystrickaya.ru/a-vtomatizaciya-vuzovskih-bibliotek.html
  • desk.bystrickaya.ru/plani-seminarskih-zanyatij-i-metodicheskie-ukazaniya-k-samostoyatelnoj-rabote-dlya-studentov-po-specialnostyam-politologiya-svyazi-s-obshestvennostyu-religiovedenie.html
  • klass.bystrickaya.ru/audiovizualnie-vklyucheniya-brand-placement-protiv-vizualnih-eta-kniga-vishedshaya-iz-pod-pera-celoj-gruppi-vedushih.html
  • teacher.bystrickaya.ru/federalnoe-gosudarstvennoe-byudzhetnoe-obrazovatelnoe-uchrezhdenie-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-sankt-peterburgskij-gosudarstvennij-universitet-spbgu-zav-kafedroj-novejshej-istorii-rossii.html
  • urok.bystrickaya.ru/prilozhenie-3-informacionno-analiticheskij-otchet-camel-organizaciya-kommercheskij-bank-bank-a-tip-organizacii.html
  • urok.bystrickaya.ru/professiya-tvorchestvo-kosmos-i-1-3-logicheskie-zadachi-sm-usloviya-provedeniya-finala-p-1-2.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/ot-lampi-nakalivaniya-k-lyuminescentnoj-lampe.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/regioni-medvedev-predlagaet-usovershenstvovat-zakonodatelstvo-kasayusheesya-raboti-organov-kotorie-rassleduyut-terakti-4.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/v-v-suhov-istoriya-drevnego-mira-i-srednih-vekov-5-6-klass-didakticheskie-materiali-m-drofa-2000.html
  • literatura.bystrickaya.ru/spiski-vipusknikov.html
  • bukva.bystrickaya.ru/sluzhit-ili-sidet.html
  • reading.bystrickaya.ru/majkl-a-kremo-richard-l-tompson-stranica-12.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/raskrit-voprosi-svyazannie-s-obsuzhdeniem-prirodi-nauchnogo-znaniya-i-problemi-idealov-i-kriterii-nauchnosti-znaniya.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/shkolnaya-adaptaciya-detej-i-podrostkov-s-psihicheskimi-rasstrojstvami-dissertaciya-na-soiskanie-uchyonoj-stepeni-kandidata-medicinskih-nauk.html
  • control.bystrickaya.ru/dzhordzh-gordon-bajron-stranica-5.html
  • tests.bystrickaya.ru/kolokola-nomer-uchitelyam-kafedri-iskusstvoznaniya-metodicheskie-rekomendacii-po-provideniyu-poslednego-zvonka.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.