.RU

Александр фаминцын и история русской музыки - страница 10


142

темнаго беса», — говорит автор «Слова о русалиях»,' следова­тельно, были в старину частные лица, державшие у себя музы­кантов. Вероятно, такими же домашними музыкантами были трубачи и барабанщики, музыка которых, по сло­вам былины, гремела на пиру у Никиты Романовича (ср. выше стр. 17).

Сохранилось известие и о скоморохах, принадлежащих частным лицам. Так, в 1633 г. подали царю челобитную, по поводу совершенного над ними насилия, со стороны приказного Крюкова и его людей, скоморохи князя Ивана Ивановича Шуйского и князя Дмитрия Михайловича Пожарского.2 Скоморохи же, вероятно, не многим отличались от тех «блаз-ней», которые, по словам Маскевича (1611 г.), тешили мос­ковских бояр на их вечеринках русскими плясками и крив-ляниями и бесстыдными песнями (см. выше стр. 90) и, вероятно, принадлежали к штату боярских дворен. Таковы же были, конечно, и те «веселые», которых, как было упомянуто выше (стр. 7), держал при себе беспрестанно, для потехи, князь Шейдяков (в первой половине XVII века). Олеарий упоминает о позитиве (органе) и всякого рода других музыкальных инстру­ментах, которые имел у себя друг немцев, великий боярин Никита (Иванович Романов). Само собой разумеется, что при названных инструментах боярин держал и игравших на них музыкантов. При комедийных потехах царя Алексея Михай­ловича (в 1674 г.), по свидетельству Дворцовых разрядов, «на арганахъ играли немцы да люди дворовые боярина Арте-мона Сергеевича Матвеева», который в 1673 г. завел даже театральное училище, подготовлявшее актеров и музыкантов русского происхождения. «Того-же года, въ томъ-же селе Пре-ображенскомъ, — читаем далее там же, — была у великаго го­сударя потеха на заговеньи; и тьшили его, великаго государя, немцы да люди боярина Артемона Сергеевича Матвеева на арганахь и на фиоляхь и на страментахь и тан-цовали и всякими потехами разным и».3 В «Повести о прекрасном Девгении» (по рукописи XVII века) читаем: «Де-вгений... нача веселитися во всю, нощь и повелеша л ю д я м ь своимь вь тимпаны и вь набаты бити, и вь сурны играти сшрьчь трубить и въ гусли играть».4 У Девгения были, следо-

1 Пам. стар. русс. лит. I, 207.

2 См. у Афанасьева. Поэт, воззр. I, 346—347.

3 III, I13I, 1132.

* Пам. стар. русс. лит. II, 387.

143

вательно, свои домашние, т. е. оседлые музыканты, игравшие на разных, в том числе и на скоморошеских инстру­ментах (сурнах, трубах, гуслях). Мы видим, что во всех поиме­нованных случаях прежние скоморошеские потехи оказываются более или менее вытесненными иными, на западноевропейский лад устраиваемыми потехами: при царском дворе разыгрыва­ются комедии с музыкой и пением, на царских и частных пирах и празднествах гремит преимущественно трубная музыка, оставляя не много места домашним домрачеям и гусельникам, ближайшим преемникам древних певцов-гусельников. Впрочем, бахари, сказители или баятели басен, т. е. сказок и былин, — также ближайшие преемники древних певцов старины — гу­сельников, продолжали еще долго, даже до начала XIX века, составлять необходимую принадлежность многих частных домов. Скоморохи же, удерживаясь еще, как было замечено выше, даже еще в первой половине XVII века в домах некоторых бояр (напр., у князей И. И. Шуйского, Д. М. Пожарского, А. Шей-дякова), продолжают на улицах и площадях, преимущественно в виде бродячих ватаг, потешать толпу народную.

Независимо от упомянутых оседлых скоморохов и иных музыкальных потешников, состоявших при царском дворе и при домах частных лиц, встречаем известия и о скоморохах вольных, свободных от службы, так сказать, свободно практико­вавших, имевших оседлость в городах и селах и отсюда ходивших на свой промысел. Так, напр., Садко-гусельник, пока еще не сделался богатым купцом, ходивший играть по пирам, в былине называется новгородским, т. е. жителем г. Новгорода:

«Аи же ты Садко Новгородский!»

так приветствует его, играющего на гуслях на берегу Ильме­ня-озера, царь морской; далее читаем в то,й же былине:

Приходилъ Садко въ свой во Новгородъ!1

0 том, что скоморохи живали и в деревнях, заключаем из
слов приговорной памяти монастырского собора Троицкой лавры
(1555 г.), запрещавшей под угрозой пени держать в волости
скоморохов: «Не велъли есмя имъ въ волости держати
скомороховъ ни волхвей... и учнуть держати, у котораго
сотскаго въ его сотной выймутъ,.., и на томъ сотскомъ и его

1 Рыбников. Песни I, 371.

144

сотнъ взяти пени десять рублевъ денегъ, а скомороха или волхва... бивъ да ограбивъ да выбити изъ волости вонъ». Здесь же прибавлено: «А прохожихъ скомороховъ въ волость не пущать»; ' следовательно, прямо делается различие между осед­лыми и прохожими скоморохами. В народной песне упоминается о скоморохе, живущем в деревне:

Сватался за Катеньку изъ деревни скоморохъ.

Из таких-то оседлых, городских и сельских, скоморохов набирались, вероятно, при царе Иоанне Грозном, потешники для царского двора: выше (стр. 7) приведено было свидетельство 2-й Новгородской летописи под 1571 г., о том, что «въ Нов-городъ, и по в семь городамъ и по волостемъ на государя брали веселыхъ людей».

Все это показывает, что в старину, кроме скоморохов про­хожих, странствующих, во многих местах жили и скоморохи оседлые. Может быть, географические названия пустоши «Скоморохово» в Новоторжском уезде, починка «Скомо­рохов» в Бежецкой пятине,3 части города: «Скоморошья м о в н и ц а» в Устюге 4 и т. п. произошли вследствие жительства в них, в давнишние времена, оседлых скоморохов.

Акты (арх эксп.). I, № 244. Беляев. О скоморохах. 88. См. Акты (арх. эксп.). Указатель.

4 Карамзин. Ист. гос. Росс. VI, пр. 629 (Дополнительная выписка из летописей, под 1490 годом).

Глава пятая

^ НАГРАЖДЕНИЕ СКОМОРОХОВ И ПРЕЗРЕНИЕ К НИМ, КАК К СЛУГАМ АНТИХРИСТОВЫМ

а. ЩЕДРЫЕ НАГРАДЫ. — ПЛАТА ГУДОЧНАЯ (МЗДА)

Мы видели выше, что скоморохи, начиная с певца-гу­сельника, развлекавшего своим искусством, своей «игрой», участников пиров и свадебных празднеств, и кончая веселыми разудалыми музыкантами-плясунами, глумотворцами, поте­шавшими народную толпу своими песнями, играми и представ­лениями, — издревле были душою всяких увеселений, центром всяких торжественных сборищ. Скоморох был в старину единственным представителем музыкального, музыкально-эпического и музыкально-сценического искусства, проявлявше­гося, разумеется, по большей части лишь в самой простой, грубой, но соответствовавшей современному вкусу народа форме. Народ, начиная с князя или царя и кончая разгульной чернью, любил своих веселых потешников, щедро награждая их за доставляемую ими утеху.

Добрыня, одетый скоморохом, за игру свою удостаивается почести сидеть рядом с князем Владимиром на «золотомъ стуле» и вместе с князем «хлеба кушати и лебедей рушати» (см. выше стр. 63), он награждается вином и казной без меры и без расче­та: «Аи же ты, мала скомороший а», — восклицает князь, —

За твою игру великую,

За угехи твои за (нежныя,

Безъ мерушки пей зелено вино,

Без разсчету получай золоту казну.1

Рыбников Песни. II, 31.

146

В другом пересказе Владимир обращается к Добрыне со следующей речью:

Ахъ скора мала смела скомороший а!

А чъмъ намъ тебя буде жаловать

А за эту игру за умильнюю?

Города ль тебь набъ съ пригородами,

Али села да ти набъ со приселками,

Аль много набъ безсчетной золотой казны?

Утешенный «нежной игрой» Садко-гусельника, царь морской

Говорилъ таковы слова:

Аи же ты Садко Новгородский!

Не знаю чемь буде тебя жаловать...

Аль безсчетной золотой казной?

Упоминается в былинах и о плате гудочной.

В одном из пересказов былины о Добрыне, последний на­девает платье не скоморошеское, а «калисьнее» (т. е. наряжа­ется каликой). Он приходит «на свадьбу Олешину» и застает там толпу гудочников:

Вси гудки играютъ, и вси увеселяютъ,

Нацяли гудосьниковъ удобривать,

И виномъ то ихъ стали попаивать;

А не даютъ калики цяры зелена вина,

Да и платы гудосьныя не даютъ,

А за то ему не даютъ,

Што не игралъ в свой гудокъ.

И говорилъ калика nepexoaiie (т. е. Добрыня):

«Прикажи-тко, Олёша, во вси гудки молцети,

А я нацьну в свой гудокъ и грат и,

Штобы не лишили миня платы-то гудосьныя,

Да и цярой зелена вина не обнесли».

Из этого отрывка видно, что «удабривание» гудочников заключалось в подаянии им гудочной платы, к чему присо­единялось еще угощение вином; платят же и подносят вино лишь тем из гудочников, которые играют в гудок, не играющих же обходят и платой, и чарой зелена вина.

В «Слове о русалиях» рассказывается, как богатый на­граждает сопельника «сребреницею», как богатые и

1 Там же: I, 371.

2 Киреевский. Песни. II, 13.

147

убогие «подаютъ сребро и медь» бесам, исполняющим роль скоморохов, за их «играная». Там же порицается «де-ржащий согтьльника», т. е. нанимающий его, платящий ему деньги, или содержащий его на свой счет.1 «Друзии же и мзды игрецемъ дають», — читаем в «СловЬ о томь, како пьрвое погани вьровали въ идолы», приписываемом Иоанну Златоусту (по рукоп. Новгор. Софийского собора, XIV в.),2 а в Требнике, в чине исповедания мирян, кающийся произносит: «Согрыпихъ въ сладость слушая гудения гуслей и ар-ганъ и трубъ и всякаго скоморошества, б^совскаго неистовства и за то имъ мьзду давахъ».3 Выше (стр. 74) приведено свидетельство Даниила фон Бухау о плясках московс­ких гистрионов-скоморохов, выгоды ради. Олеарий говорил о скоморохах-кукольниках, дававших в его время представления за д е н ь г и простонародной молодежи и детям.4 Наука скоморо­ха, по выражению «Слова о вере христианской и жидовской» (по рукоп. XVIII в.): «Скоморошить и у х р и с т i а н ъ деньги вы­мани в а т ь».5 Упомянутые выше (стр. 143) скоморохи князей И. И. Шуйского и Д. М. Пожарского ходили «для своего про­мысл и ш к у», т. е. играть за плату, за вознаграждение. Белорусская песня указывает на подачки, которыми пользу­ется скоморох, — что дают, то он и берет:

А скоморохова горькая доля,

Што д а ю ц ь тольки, б е р е ц ь и тое.

Сравним выше (стр. 65) малорусскую песню, в которой девушка нанимает за копу дударя, чтобы он играл ей на дуде. — Как вознаграждались приезжие, прохожие, бродячие скоморохи, так, разумеется, оплачивалось и искусство скомо­рохов и потешников оседлых, принадлежавших к штату царского двора, а равно и дворни богатых частных лиц. Так, напр., сохранились сведения о неоднократных выдачах денежных на­град, или кусков материй на платья, придворным бахарям и домрачеям, в 20-х и 30-х годах XVII столетия.7

1 Пам. стар. русс. лит. I, 207, 208.

2 Тихонравов. Лет. русс. лит. и древ. IV. III, 111.

3 См. у Веселовского. Розыск, в обл. русс. дух. стих. VII. II,
196-197.

4 Подр. опис. путеш. в Москов. 178.

5 Тихонравов. Лет. русс. лит. и древ. I, 74.
Носович. Слов, белорусе, нареч. Сл.: «скоморохов>.
Забелин. Дом. быт русс, цариц. 439—440.

148

б. СКОМОРОШЕСТВО ВО СЛУЖЕНИИ ДЬЯВОЛА

Рядом с любовью к искусству скоморохов, душе всякого веселья и утехи, народ (в особенности более просвещенная его часть, воспитанная на духовной литературе) к личности самих потешников исстари питал презрение. Немало способствовало тому нередко предосудительное поведение самих скоморохов, но главной причиной этого презрения и известной брезгливости к скоморохам и их атрибутам служил воспринятый от Византийской церкви и воспитывавшийся духовенством в народе взгляд на греховность скоморошьего промысла, на бесовский характер творимых ими игр, глумов, «позоров», на музыку вообще и даже на музыкальные орудия — как на изобретение дьявола или дьявольскую лесть, на игреца или потешника — как на слугу сатаны, слугу антихристова, исчадие дьяволово. Нет возможности перечислить все порицательные отзывы о скоморошеских играх, глумах и представлениях, щедрой рукой расточавшиеся духовными и светскими авторами, которые, в заботе о нравственном усовершенствовании народа, поучали его, наставляя на путь истинный. Не только исполнение музыки, игр, глумов, но и слушание и лицезрение их постоянно назы­ваются в числе мытарств, тяжких прегрешений, угодных дья­волу, уготовающих путь в ад кромешный. Приведу по нескольку примеров отзывов о каждой из рассмотренных выше отраслей деятельности скоморохов разных авторов прошедших столетий.

аа. Игра и музыкальные инструменты

Нестор (под 1067 г.) называет «дьявольскими лестьми» трубы, скоморохов, гусли и русальи;1 (под 1074 г.) описывает видение Исаакия, которому являются бесы с му­зыкальными орудиями (сопелями, бубнами, гуслями и играют на них); у Кирилла Туровского встречаем выражение «с о п е л и с о т о н и н с к i я». Христолюбец называет гуденье в числе бесовских игр; играние, плясание и гудение оскверняет чувства, по словам послания митрополита Русского Иоанна; «смьха бегай лихаго, скомороха... и гудця и свирця не уведи у домъ свой глума ради, погань-

' Свидетельства, выписываемые здесь без точнейшего обозначения источников, уже приведены мною, с указанием последних, выше, в разных

Скоморохи на Руси

149

ско бо то iecть а не крестыанско; да любяй та глумленья погань iecть... дьявол и б о то с у т ь», — поучает Григорий Черноризец (по списку XIII в.); «А гудущей не акы ли и неприязни древу пакость творять», — говорит в поучении своем Евсевий (XIII в.); ' «Сопъли, гусли... собираютъ около себе стоудные бъсы, держай же соп4льника, в сласть любуй гусли... чтить темнаго беса», — говорится в Слове о русалиях; «Не люби игры да не обрящешися тамо съ 6есовскими слугам и», — говорит митрополит Даниил в своем поучении; 2 от трапезы, за которой происходят гудение, плясание и игры, ангелы Божий отойдут, а дьяволы пред­станут, по словам Домостроя; против «скоморохов с домрами и съ гусльми и съ волынками и со всякими басовскими играми» ополчается грамота царя Алексея Михайловича (1648 г.), называющая домры, сурны, гудки, гусли «басовскими гудебными сосудам и»; «а буде... учнутъ... скомрахи въ гусли и въ домры и въ сурны и волынки и во всяшя бъсовския игры играть», — читаем в Памяти митрополита Ростовского Ионы (1657 г.); 3 статья упомянутого выше (стр. 123) рукописного сборника, как мы видели, называет скоморохов и свирельников волх­вами бесовыми, слугами антихристовыми. «Умыс­ли сатана, како отвратити людей отъ церкви, — читаем в старинной рукописи, — и собравъ беси — преобрази въ человъка, и идяше въ сборъ велицъ упестренъ въ градъ и вси б i я х у в ъ бубны, друзии въ козици и въ свирели... Мнози же оставивши церковь и на позоры бесом течаху».4 Преподобному Феодосию Печерскому слышался, по словам его жития, «гласъ вопля великаго въ пещерь отъ множества бесовъ», «аки некшмъ... въ т и м п а н ы биющимъ, и ииымъ въ сопели игра-ющимъ и тако всемъ кличающимъ».5 В обоих последних случаях играние прямо приписывается бесам. В названном выше (стр. 18) требнике встречаются следующие вопросы священника на исповеди: «Слушалъ еси скомороховъ или г у -сельниковъ, или пълъ еси пъсни бъсовск1я или слушал еси иныхъ поющихъ?»— доказывающие грехов-

1 Срезневский. Свед. и замет. VII, 56; XLI, 34.

Пам. стар. русс. лит. IV, 203. 3 Акты (арх. эксп.). IV, № 98

УАфанасьева. Поэт воззр. I, 332. — Ср выше (стр 89) объяснение происхождения «русалий», в Прологе XV столетия.

Печер. Патер. 51.

150

ность поименованных потех. Мы видели выше (стр. 147), что, по словам поучений, даже мзда, даваемая игрецам, считается жертвой дьяволу, следовательно, тяжким грехом: «За кую вину, — восклицает автор Слова о русалиях, —даеши среб­ро свое дьяволу въ жертву, велику пагубъ души своей творя, а дьяволу же радость».'

Взгляд на бесовский характер музыки отразился и в на­родной литературе. В былине о Садко, когда под звуки гуслей этого игреца расплясалось и расскакалось все подводное царство, расходилось бурное море, топило корабли без счету, — герою былины является старик «седатый» или «Никола Можайский», или «старчище», и обращается к нему с такими словами:

«Полно тебе играть во гуселки яровчаты,

Полно губить людей безповинныихъ

Отъ твоихъ от игоръ отъ бесовскиихъ,

И от тыихъ отъ плясокъ нечестивы их ъ,

Окианъ сине море всколебалося»

Ограничусь приведенными примерами.

бб. Пляски и песни

Нестор, описывая нравы радомичей, вятичей и Севера, вы­ражается так: «Схожахуся на игрища, на плясанье и на вся бесовская игрищ а»; в Софийской первой летописи читаем в соответствующем месте: «Схожахуся на игрища и на вся бесовская п л я с а н i я»; 3 в видении Исаакия бесы прель­щают преподобного к пляске звуками музыкальных орудий; в былине о Садко вызванные игрою его пляски морского царя и его свиты называются бесовскими, нечестивыми; Христолюбец называет в числе бесовских игр не только гудение (см. выше стр. 148), но и плясание и песни мирские (по другой редакции — песни бесовские);4 точно так, по словам послания митрополита Иоанна, оскверняет чувства, кроме играния и гудения, также плясание; «сопели, гусли, песни неприязньски, плясанья, пле-

' Пам стар русс лит I, 208

2 Рыбников Песни. I, 369

3 Поли. Собр. Русс. Лет. I, 6, V, 85.

4 Тихонравов Летоп русс лит. и древ. IV. III, 92.

151

еканья (=рукоплескания) собирають около себе стоудные бесы», — читаем в «Слове о русалиях», там же говорится о бесах пляшущих и скачущих, прельщающих и побужда­ющих к тому же народ, и далее: «велика бо радость со­вершается дьяволу плясанья и плесканья съ свирелми»; ' Памфил ратует против «неподобныхъ игръ сотонинскихъ, п л я с а н i я и п л е с к а н iя», против «всескверненыхъ песень», поющихся в Ивановскую ночь; в «Повести о девицах смоленских, како игры тйорили» (по списку XVII в.) говорится о бесовском сборище, неле­пом и скверном накануне Иванова дня, «эти окоянныя бесомъ научены были»;2 в «Соборном приговоре» (1551 г.) предписывается священникам, чтобы они удалялись от «х у л -н ы х ъ п о т ъ х ъ», имеющих место там, где находятся «гусли ипрегудниц ы»,3 и, очевидно, обозначающих пляски и песни; «всякое с к а р е д i e творятъ и всямя бесовския дъла: блудъ, нечестоту, сквернословие, срамословие, пъсни бъсовския, плясaнie, скакание, гуденье, трубы, бубны, сопели», — читаем в Домострое;4 в Стоглаве, в Памяти митрополита Ионы, в указе патриарха Иоакима (1684 г.) и в других памятниках порицаются «бесовския песни», «са-танинския песни», в грамоте царя Алексея Михайловича (1648 г.) «богомерзекия и скверный песни»; «скоморохи и п л я с ц и... ихъ жеотрекоша с в я т i и апостол и», — чита­ем в поучении митрополита Даниила, повторяющего далее слова св. Ефрема: «Егда же дияволъ позоветь гусльми и плясци и песньми неприязненными, тогда мнози собираются на то».5 В одной повести XVI века рассказывается о бесе, явившемся старцу в виде отрока в скоморошеской одежде и начавшем плясать перед стариком.6 В стихе о Страшном суде встречаем такое обращение к грешникам: «Вы вь гу сли-свиръли играли, скака ли, пл ясал и — все ради дьявола».7 Еще в 1684 г. патриарх Иоаким, порицая

Пам. стар русс. лит. I, 207, 208.

См у Буслаева. Исторические очерки русской народной словес­ности. 1861. III. С. 14—15.

Акты (арх. эксп.). I, № 232. 7. Гл. 8, с. 16.

Пам. стар. русс. лит. IV, 201, 203. ' Там же: I, 202.

См. у Афанасьева. Поэт воззр. I, 348.


152

святочные увеселения народа, восклицал: «П л я с а н i е творятъ на разжеше блудныхъ нечистотъ и прочихъ гръхопаденш».1

Особенно преследуется некоторыми поучительными словами пляска женщины; «О злое проклятое плясание, — говорит один проповедник, — о лукавыя жены многовертимое плясaHie! плящуще бо жена— любо дойница дьявола, супруга ада, невъста сатанина». Даже смотреть на пляски — грех: «Не зрите плясания и иныя бъсовскихъ всякихъ игоръ злыхъ прелестиыхъ, да не прельщени будет, зряще и слушающе игоръ всякихъ бъсовскихъ, таковыя суть нарекутся сатанины любовниц ы». В другом памятнике (рукоп. XVII в.) читаем: «Многовертимое п л я с а н i e (женское) отлучаетъ человека отъ Бога и во дно адово влечетъ».2 В «Повести о танцующей девице» (XVII в.) рас­сказывается, как «дъвка некая», пребывавшая во дни святые «во играхъ, въ веселш, въ танцехъ», похищена была во сне «отъ бе с о в ъ».3

вв. Переряживания

Нестор к дьявольским лестям причисляет и руса-лия, в которых мы узнаем скоморошеские игры, связанные с переряживанием (ср. выше стр. 85 и ел.); русалиями, по словам Пролога XV века, называются игры, изобретенные бе­сами в образе человеческом, из которых одни играют на музыкальных инструментах, а другие надевают на лица с к у -раты (маски); в Стоглаве под «скаредными образо-ваниями»4, вероятно, должно понимать личины; святочная к о б ы л к а именуется в царской грамоте 1648 г. бесовскою; святочные же игры наряженных должно понимать неоднократно под общими выражениями: «бесовское действо», «бесов-ская игралища и позорища», «сотонинския игры», встречающимися в разных старинных памятниках; «бесовское и кумирское личатъ, косматые и иные бесовскими ухищреньми содеянные образы надевающе», — говорит патриарх Иоаким о святочных ряженых, прибавляя, что они «бесовская игралища и позорища содева-

1 Ср. выше стр. 83.

2 См. у Афанасьева. Поэт, воэзр. I, 345.

3 Пам. стар. русс. лит. I, 209.

4 Гл. 92.

153

ють». Наконец, распространенное между набожными людьми понятие, что надевать «харю» грешно и что единственное средство очиститься от греха — окунуться в крещенскую прорубь после водосвятия, — понятие это исходит из одного источника с разъяснением Нантского собора, по которому маски суть личины демонов.1

гг. Глумы, медвежья комедия и проч.

Скоморохи — игрецы, глумцы и смехотворцы — неоднократ­но называются кощунниками, безчинниками, сквер­нословцами; представления их, происходившие на торжищах, на распутьях, на улицах и полях, а равно и в домах, называются позорами «отъ беса замышленнаго дела» (Нестор), «чюдесами бесовскими» (Христолюбец), «са­танинскими играми», «кощунами» (Иоасаф) и т. п. Такие же выражения относятся и до представлений медвежьих поводчиков, и прочих потешных представлений скоморошеских, дававшихся, по выражению духовных писателей, «на пакость слабымъ», «на вредъ простьйшимъ».

в. СКОМОРОХИ И ИХ СЛУШАТЕЛИ НА ТОМ СВЕТЕ

Соответственно всему вышеизложенному, участь скоморохов в будущей жизни представлялась в самых безотрадных красках: «Плясцы и свирелницы и гусленицы и смычни-цы и смехотворцы и глумословцы отъидутъ въ плачь неутьшный никогда же», — говорит Мних Палладий в Слове о втором пришествии; в изображениях Страшного суда, по русским подлинникам, плясуны являются повешенными за пуп,

См. у Снегирева. Русс, прост, праздн. II, 33, 37. Я упоминал уже выше (стр. 99) о том, что подобно ряженым, и так называемые халдеи Должны были омываться крещенской водой: «Сказанные халдеи, — пишет Олеарий, — во все время их потех и беганья по городу, считаются как бы язычниками и нечистыми, так что если они умрут в это время, то их причисляют к осужденным на вечное мучение. Поэтому в день Богоявления (крещение), как вообще в великий священный день, над ними совершается снова крещение, чтобы омыть их от такой безбожной нечистоты и сделать Их снова причастными церкви христианской. После этого нового крещения °ни опять делаются так же чисты и святы, как и все другие. Иной такой молодец мог поэтому креститься раз 10, и даже более>. (Подр. опис. путеш. в Москов. 315).

154

а в духовных стихах плясуны и волынщики являются осужденными на повешенье над каменными плитами и на гвозде железном, или «изыдутъ, — по словамъ стиха, — смЪхот-ворцы и глумословцы въ вечный плачь».1 «И скоморохи и ихъ дело плясаше и сопели, песни бесовския всегда любя... вси вкупе будуть во аде а зде прокляти», — читаемъ въ Домострое;2 в стихе о грешной душе говорится о разных ее проступках, между прочим и об участии ее в игрищах, за что она осуждается на вечные муки:

По игрищамъ душа много хаживала, Подъ всякие игры много плясывала, Самого сатану воспотешивала... Провалилася душа въ преисподний адъ, Ве к ъ мучиться душе и не отмучиться .

«Не люби игръ, да не обрящешися тамо съ бЪсовскими слугами, — восклицает митрополит Даниил, — блюдися убо, и егда зде насееши терние смехомъ и глумлениемъ, а тамо жнеши слезы и р ы д а н i е»4. Стоглав, порицая «всякое игранie», прибавляет: «Рече бо Господь: горе вамъ смею­щимся нынъ, яко возрыдаете и восплачете».5 На старинной лубочной картинке изображается истязание в аду грешника, с следующею подписью, объясняющею содержание картины: «И рече сатана: любилъ еси въ Mире различныя потехи, игры; приведите же ему трубачей. Беси же начаша ему во уши трубить въ трубы огненныя; тогда изъ ушей, изъ очей, изъ ноздрей пройде сквозь пламень огненный...».6 На другой народной картинке изображена нагая женщина на драконе; в объяснитель­ном тексте выписана исповедь этой «девицы» отцу ее духовному: «Азъ есмь проклятая дщерь твоя духовная, видиши ли оче,... стрелы въ ушахъ за слушание песней бесовс -кихъ».7 В упомянутой выше (стр. 151) «Повести о девицахъ смоленскихъ како игры творили», рассказывается, что Господь прислал к ним св. Георгия для увещевания, «чтобы онъ пере­стали отъ такого беснованья (игр своих в Ивановскую ночь);

1 Веселовский. Розыск, в обл. русс. дух. стих. VII. II, 197—198.

2 Гл. 26, с. 73.

3 Тихонравов. Лет. русс. лит. и древ. I, 156.

4 Пам. стар. русс. лит. IV, 203.

5 Гл. 92.

6 Афанасьев. Поэт, воззр. I, 348.
Ровинский. Русс, граверы и их произв. 139.

155

но онъ нелепо ему возбраняли съ великимъ срамомъ. Тогда онъ проклялъ ихъ, и все оне тотчасъ же окаменели и доныне на поле томъ видимы, стоять, какъ люди: въ поучеше намъ грешнымъ, чтобы такъ не творили, да не будемъ съ дьяволомъ осуждены въ муку вечную».1

г. ПРЕЗРЕНИЕ К СКОМОРОХАМ

При таких обстоятельствах естественно сложились народные поговорки о скоморохах и их ремесле, вроде следующих: «Бог дал попа, а черт — скоморох а», «песня и пляска от сатаны», «скоморошья потеха — сатане в утеху», «ни Богу свеча, ни ч е р т у д у д а» — и т. п. В связи с таким взглядом, даже атрибуты скоморохов, т. е. музыкальные орудия и «маски», служили посрамлением для держащих их.

Разгневанный на архиепископа Новгородского Пимена (в 1570 г.), царь Иоанн Грозный, между прочим, подвергнул его следующему поруганию: его посадили на белую кобылу, в худой одежде, с волынкою и бубном в руках, как шута и скомороха, и возили из улицы в улицу.2 По словам Олеария, царь Иоанн грозил архиепископу, что определит его в Москве «в разряд волынщиков», чтобы он играл под пляски мед­ведя. Ему связали ноги под брюхом лошади, на шею повесили лиру, цитру (гусли?) и волынку и в таком виде заставили ездить по Новгороду, приказывая ему играть на волынке, хотя он и не умел этого.3 Нечто сходное повторялось в Москве 36 лет спустя. По убиении лже-Димитрия (в 1606 г.), обнаженный труп его чернь потащила кругом дворца на площадь; здесь положили его на стол, а один из бояр бросил ему на живот маску, на грудь —волынку, а в рот сунул дудку и притом сказал: «Долго мы тбшили тебя, ... теперь самъ насъ позабавь».4 Я упоминал уже о том негодовании, с которым князь Репнин отверг предложение Иоанна Грозного надеть на лицо свое машкару: «Онъ же отверже ю, — пишет князь Курбский, — и потопталъ и рече: не буди ми се 6eзумие и безчиние сотворити, въ совътническомъ чину сущу мужу». През-

2 Буслаев. Ист. оч. русс. нар. слов. II, 14—15.

3 Карамзин. Ист. гос. Росс. IX, 89.
Подр. опис. путеш. в Москов. 79.

5 Сказ, соврем, о Димитр. Самозв. I, 79; III, 159; IV, 175. Сказания. 81.

156

рение Иоанна Грозного к скоморохам и близкородственным им шутам, которыми он тем не менее любил окружать себя, видно из следующего рассказа: однажды, недовольный какою-то шут­кою одного из них (князя Осипа Гвоздева), царь сперва вылил на него миску горячих щей, а потом ударил его ножом: «Исцели слугу моего добраго», — обратился он вслед за тем к доктору Арнольфу, но тот мог лишь удостоверить смерть Гвоздева. Царь махнул рукой, назвал мертвого шута псом и продолжал ве­селиться.1 Маскевич в своих записках (под 1611 г.) свидетель­ствует, что русские бояре над западными танцами смеются, «считая неприличным плясать честному человеку... Честный человек, — говорят они,—должен сидеть на своем месте и только забавляться кривляниями шута, а не сам быть шутом для забавы другого, — это не годится».2 «Они (русские бояре) не любят пляски (т. е. не любят сами плясать) и думают, что она унизительна для их важности», —пишет англичанин Коллинс, бывший врачом царя Алексея Михай­ловича.3 Итак, занятие скоморошеством, т. е. игрою на музы­кальных инструментах, пением, пляской, глумотворством и сме-хотворством, признавалось ремеслом бесчестным, унизительным.

В описании Русского государства в середине XVII века (Юрия Крыжанича) встречаем перечисление «дурных сословий людей»; тут, между прочим, поименовываются музыкальные и другие искусники, представители разных отраслей скомороше­ства: «игроки, борцы, фокусники, канатные плясу­ны, бандуристы ивсе музыканты, не знающие музыки военной и художественной».4 Скоморохи, в особенности в XVII столетии, отлучались от церкви, подвергались проклятию; от них, как и от волхвов, чародеев и т. п. людей, вместе со скоморохами проклинавшихся и отлучавшихся от церкви, за­прещалось даже принимать дары в церковь: в одном из поучений священнослужителям, из времен царя Иоанна III, находим на­ставление: «П риноса не приноси на Б о ж i й жерт­ве н н и к ъ отъ неверныхъ еретиковъ, развратниковъ, воровъ... волхвовъ... игрецовъ» и т. д.;5 «скоморохи и их дело...

Карамзин. Ист. гос. Росс. IX, 97. 2 Сказ. совр. о Димитр. Самозв. V, 41—42.

Чтения в Имп. общ. ист. и древ. росс, при Моск. Унив. 1846. Нынешнее состояние России. Гл. 6).

4 «Русская Беседа» 1859 г. Прил. к № 4.

5 См. у Соловьева. Истор. Росс. V, 245.

III.

157

будуть... прокляти», по словам Домостроя;1 «да будеть отлучень обавникъ, чародвй, скоморохъ, узольникь»,— говорится в послании неизвестного епископа. В статье одного рукописного сборника налагается проклятие на гусли, дом­ры, сопели, бубны, скоморохов и свирельников: «Cie вси волсви плотяные бьсовъ и слуги антихристовы, и с i и творяще да будутъ прокляти».2 В Памяти митрополита Ионы запрещаются скоморошеские игры, и в заключении говорится, что если игры эти еще будут продолжаться и люди будут принимать к себе в дом поименованных потешников, то «т ъм ъ людемъ и скомрахомъ и медвъжьимъ поводчи-к а м ъ быть отъ него святителя въ великомъ смиреши и наказанш безъ пощады и во отлучении оть церкви».3 Во всех этих отношениях русские игрецы и смехотворцы испытывали сходную, но все-таки далеко не столь горькую участь, как современные им западные собратья их по ремеслу, шпильманы и жонглеры, еще более униженные, поруганные и опозоренные отвергавшим их обществом.4

Место скоморохов на княжеских пирах, по словам былин, было также не особенно почетное: обыкновенно они помещаются

1 См. выше, стр. 154.

2 См. у Афанасьева. Поэт. возр. I, 344—345.

3 Акты (арх. Эксп.). IV, № 98.

В Византии мим и мима, потешник и потешница, оживлявшие народные игрища, представители народного веселья, по словам проф. Веселовского, противополагались: первый, как язычник — полноправным гражданам, вто­рая, как непременно блудница, — свободной женщине: «Они лишены были права наследства, права быть свидетелями на суде; скиникам не было выхода из их звания, приходилось умирать в нем, церковь неохотно приобща­ла их к своим таинствам, отказывала в предсмертном напутсгвовании, светская власть призывала их к участию в обряде казни, с целью усилить ее позор элементом площадного глумления... Как в византийском, так и в германском мире, церковь явилась открытым врагом шпильмана, звание которого причислялось к крайне греховным. Она громила его своею про­поведью, постановлениями соборов, не допускала до причастия и лишь в исключительных случаях дозволяла ему приобщиться христовых тайн, под условием не заниматься своим ремеслом за две недели до причастия и столько же спустя. Определения светского закона не отставали от церкви: "Саксонское зерцало» признает шпильманов бесправными, лишает их права наследства. Швабский кодекс, в случае оскорбления кем-нибудь шпильмана, предоставлял последнему, в удовлетворение свое — ударить тень обидчика. Право города Гамбурга еще сильнее поглумилось над обиженным шпильма­ном: кто ударит его, не платит за то никакой пени на суде, ни обиженному, которому может дать еще три удара сверх прежних» и т. п. (Розыск, в обл. Русс. дух. стих. VII, II, 134—135, 152—153.-Ср. Reissmann. IHustr. besch. der deutsch. Mus. 132—133.)

158

«на печке, на запечке». Добрыня, накрученный скоморохом, здоровается с князем Владимиром и спрашивает его:

«Скажи, где есть наше место скоморошское?»

Съ сердцемъ говорить Владимиръ стольно-киевский:

Что ваше место скоморошское

На той печкъ на муравленой,

На муравленой печки на запечки.

Онъ скочилъ скоро на место на показание,

На тую на печку на муравлену;

Натягивалъ тетивочки шелковыя

На тыя струночки золоченыя,

Учелъ по струночкамъ похаживать,

Учелъ онъ голосомъ поваживать.

В другом пересказе Владимир уже без сердца указывает то же место Добрыне-скомороху. Говорит Добрыня:

Солнышко, князь стольно-киевский!

Нетъ ли местечка немножечка

Малой скоморошинкъ,

Поиграть въ гуселышки яровчаты.

Говорить какъ солнышко князь стольно-киевский:

Аи же ты малый скоморошина!

Всъ местечки позасяжены:

Есть на печкъ муравленой

Местечка немножечко.

Тутъ то Добрыня на ножку легохъ-то былъ,

Подскочилъ онъ на печку муравлену.

В третьем пересказе Владимир предлагает Добрыне-скомо­роху три местечка: одно против стола, другое против себя (князя), а третье — «на печке на земляныя». Добрыня же, очевидно, избрав обычное «место скоморошское», «ско­чилъ на печку на земляную».3

У простых людей скоморохи принимались с большим поче­том. Терентьева жена обращается к зазванным ею «веселым молодцам» с приглашением сесть на лавочки:

1 Рыбников. Песни. I, 136. — Ср. Гильфердинг. Онеж. был. 44—45.

2 Рыбников. Песни. II, 30—31.—Ср. Гильфердинг. Онеж. был.
1029:

3 Рыбников. Песни. I, 144.

159

Садитесь на лавочки, Поиграйте во гусельцы.

Народ обращается с ними за панибрата; «веселые», по словам песни, отыскивая себе ночлег, заходят к старой бабе: один играет, другой пляшет, а третий, по-видимому, бесцере­монно располагается будто бы спать.2

Впрочем, презрительное отношение народа к отвергнутым обществом потешникам-скоморохам, кроме приведенных выше (стр. 155) нелестных для них народных поговорок, выражается, напр., и в народной картинке (из первой половины XVIII в.), изображающей поезд «Масленицы»: масленице на картинке предшествуют четыре музыканта (скомороха), играющие на гудке, дудке, волынке и чекане. Первые два идут пешком, а последние изображены верхом на свиньях; под картинкой подписаны слова: «Переднею (=масленицею) скачут на свиньях верхами сразными музыки и гудками».3 Всадник на свинье, во всяком случае, представляет фигуру, способную вызывать лишь презрительный смех окружающей толпы. В XVI столетии скоморохи, как мы видели выше (стр. 133), ходят большими толпами, часто насильно играют в деревнях и насильно едят и пьют, и даже обворовывают и грабят жителей. Против таких нахальных нашествий народ, именно в XVI столетии, ограж­дался многочисленными грамотами, запрещавшими скоморохам совершать насильственные посещения. Впрочем, в качестве лю­дей, занимавшихся «бесчестным» ремеслом, и над скоморохами иногда производились насилия со стороны людей «честных», злоупотреблявших нерасположением к скоморохам властей, а следовательно, и невозможностью находить им себе защиту. Так в 1633 г. били государю челом скоморохи князя И. И. Шуйского (Павлушка Зарубин, да Вортышка Михайлов, да Конашка Дементьев) и князя Д. М. Пожарского (Федька Сте­панов, сын Чечотка) на приказного села Дунилова, Ондрея Крюкова, да на его людей, в том, что когда челобитчики пришли в Дунилово «для своего промыслишку и съ ходьбы къ нему, Ондрью, явились», то Ондрей их, «сиротъ, зазвалъ къ себъ на дворъ и, зазвавъ, заперъ въ баню и, заперши, вы-мучилъ у нихь, сиротъ, у Павлушки 7 рублевъ, у Федьки

К. Данилов. Древ росс. стих. 13.

См. выше стр. 132.

Ровинский. Русс. нар. карт. I, 304.

160

25 рублевъ, да Артюшкиныхъ денегъ 5 рублевъ...».1 Подобные случаи «вышучивания» у презренных скоморохов собранных ими денег «честными», т. е. не занимавшимися скоморошеским промыслом, людьми — вероятно, повторялись неоднократно, тем более, что даже официальными грамотами в некоторых случаях разрешалось, а иногда и приказывалось, не только выгонять непрошенных гостей-скоморохов, но даже бить и грабить их; так, напр., приговорною памятью монастырского собора Троицкой лавры (1555 г.) предписывалось «скомороха или волхва... бивь да ограбивъ да выбити изъ волости вонь».2

' См. у Афанасьева. Поэт, воззр. I, 346—347. 2 Акты (арх. эксп ). I, № 244.

Глава шестая


b-korpusini-bos-kmshlk-memlekettk-lauazimdarina-ornalasua-oblis-km-apparati-men-oblisti-byudzhetten-arzhilandirilatin-atarushi-organdarini-memlekettk.html
b-korpusini-bos-memlekettk-kmshlk-lauazimina-ornalasu-shn-zhalpi-konkurs.html
b-korpusini-tmeng-memlekettk-kmshlk-lauazimdarini-bos-orindarina-zhalpi-konkurs-zhariyalajdi-soltstk-azastan-oblisi-shal-ain-audani-sergeevka-alasi-kmn-apparati.html
b-l-aronov-glavnij-inzhener-proektnogo-instituta-2-kandidat-tehnicheskih-nauk-zasluzhennij-stroitel-r-f.html
b-l-kuznecov-sinergeticheskij-menedzhment-slovar-terminov-i-opredelenij-naberezhnie-chelni.html
b-l-pasternak-4-chas-primernaya-programma-osnovnogo-obshego-obrazovaniya-po-literature-dlya-obrazovatelnih-uchrezhdenij.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/lekciya-tupiki.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-33-prirodopolzovanie-ohrana-okruzhayushej-sredi-i-ekologicheskaya-bezopasnost.html
  • student.bystrickaya.ru/10-obedinenie-fiziki-kniga-posvyashaetsya-dzhejn.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zaklyuchenie-r-a-lubskij-politicheskij-mentalitet.html
  • credit.bystrickaya.ru/otchet-o-rabote-uchebno-metodicheskogo-upravleniya-za-2009-2010-uchebnij-god.html
  • testyi.bystrickaya.ru/administracii-tomskoj-oblasti-postanovlenie-stranica-10.html
  • pisat.bystrickaya.ru/srednee-527-posobie-po-obespecheniyu-prozrachnosti-dohodov-ot-prirodnih-resursov.html
  • spur.bystrickaya.ru/konkurs-provoditsya-v-sootvetstvii-s-planom-raboti-obshestvennogo-soveta-centralnogo-federalnogo-okruga-pri-podderzhke-polnomochnogo-predstavitelya-prezidenta-rossijskoj-federacii-v-centralnom-federalnom-okruge.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zadachi-propaganda-semejnih-i-duhovno-nravstvennih-cennostej-razvitie-zdorovogo-i-soderzhatelnogo-semejnogo-dosuga-profilaktika-socialnih-zabolevanij-i-vrednih-privichek-sredi-podrastayushego-pokoleniya.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/metodika-issledovaniya-poverhnostnih-refleksov-kozhnih-refleksov-i-refleksov-so-slizistih-obolochek-poveh-bryushnoj-razdrazh-parall-reber-duget6-8-stranica-10.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/postatejnij-kommentarij-k-ugolovnomu-kodeksu-rossijskoj-federacii-stranica-23.html
  • letter.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-i-tematika-kontrolnih-rabot-po-discipline-strategicheskoe-planirovanie-kommercheskoj-deyatelnosti-specialnost-080301-kommerciya-torgovoe-delo.html
  • grade.bystrickaya.ru/nicshe-v-rossii-i-na-zapade.html
  • institut.bystrickaya.ru/statistika-truda-chast-4.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/garantii-i-zashita-prav-mestnogo-samoupravleniya.html
  • tests.bystrickaya.ru/komponent-memo-rukovodstvo-polzovatelya-rukovodstvo-i-spravochnik.html
  • klass.bystrickaya.ru/7-svoe-i-chuzhoe-uchebnoe-posobie-dlya-studentov-abiturientov-prepodavatelej-filologov-i-uchashihsya-starshih-klassov.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programmnoe-obespechenie-ponyatie-o-programmnom-obespechenii.html
  • student.bystrickaya.ru/-2-aktualnie-problemi-issledovaniya-emocionalnih-otnoshenij-l-ya-gozman-psihologiya-emocionalnih-otnoshenii.html
  • composition.bystrickaya.ru/opisatelnij-otchet-ministerstva-molodezhnoj-politiki-sporta-i-turizma-orenburgskoj-oblasti-o-razvitii-fizicheskoj-kulturi-i-sporta-v-orenburgskoj-oblasti-za-2010-god-soderzhanie.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prilozhenie-63-trebovaniya-k-usloviyam-razmesheniya-mnogofunkcionalnih-visotnih-zdanij-zdanij-kompleksov-a-takzhe.html
  • tasks.bystrickaya.ru/11-t-17-posobie-prednaznacheno-dlya-vospitatelej-doshkolnih-uchrezhdenij-psihologov-logopedov-udk-373-bbk-74-100-5-sh78.html
  • school.bystrickaya.ru/anketirovanie-v-sisteme-marketingovih-issledovanij.html
  • esse.bystrickaya.ru/razdel-iv-obosnovanie-resursnogo-obespecheniya-programmi-ob-utverzhdenii-regionalnoj-programmi-razvitie-konkurencii.html
  • turn.bystrickaya.ru/otricatelnie-otveti-uchenikov-po-klassam-svishe-20-plan-razvitiya-gosudarstvennogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya.html
  • nauka.bystrickaya.ru/urok-107.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-21-svetlovolosij-malchik-udobno-raspolozhilsya-na-krovati-podlozhiv-pod-spinu-podushku-tak-chto-pochti-sidel.html
  • bukva.bystrickaya.ru/predvaritelnaya-dresirovka-chetveronogogo-artista-shutlivaya-dressirovka-sobak-12-avt-l.html
  • urok.bystrickaya.ru/postanovlenie-stranica-3.html
  • lesson.bystrickaya.ru/sootvetstvie-gost-r-iso-9001-2001-i-gost-r-iso-14001-98-planirovanie-9-5-otvetstvennost-polnomochiya-i-obmen-informaciej.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/polozhenie-o-provedenii-xii.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdelenie-i-zonirovanie-setej-otchet-plenarnomu-zasedaniyu-po-punktu-3-ssilkai.html
  • control.bystrickaya.ru/biblioteka-vsemirnoj-literaturi-seriya-pervaya-tom-41-evropejskaya-poeziya-xvii-veka-stranica-17.html
  • write.bystrickaya.ru/general-shpak-pozvolil-sebe-lishnego-itogi-zherebenkov-evgenij-15-02-2005-7-str-8-19-vskritie-pokazhet-19.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-4-zanyatie-5uroki-chteniya-i-literaturi-v-sovremennoj-shkole-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-metodika.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.