«Анна Каренина»
.RU

«Анна Каренина»








I.

Книга

для трудных

родителей


Предисловие

Как вы помните, «Анна Каренина» начинается с афориз­ма: «Все счастливые семьи похожи друг на друга; каждая несчастливая семья несчастна по-своему». Так можно сказать и про детей: все хорошие, послушные дети хороши одинаково, но каждый трудный ребенок труден по-своему. И действительно, один упрям, другой ленив, третий груб, четвертый застенчив... Вот только вопрос один и тот же, жалуясь, задают матери: — И почему он такой? Не знаю. Не знает мать трудного ребенка, как правило, и что с ним делать.

Вроде бы очевидно: если ребенок ленивый — надо его сделать трудолюбивым. Если упрямый — сговорчивым. Если жадный — добрым. Одним словом, плохого сделать хорошим. Итак, цель ясна! Правда, непонятно, как ее достичь... Трудно с ними, с этими трудными детьми. Уговариваешь — не слушаются, повышаешь голос — не реагируют, накричишь — расплачутся... ну, а физические наказания — это не приведи Господь, это непедагогично! А тут, как на грех, жизнь пошла такая, что не только шлепнуть, а убить иногда хочется. Тоталитарное про­шлое позорно, демократическое настоящее какое-то не­настоящее, светлое будущее… светлое будущее, по увере­ниям наших экспертов, вообще сплошной мрак: цены будут расти, а жизненный уровень, соответственно, падать, вырастет смертность и упадет (хотя куда уж дальше падать?) рождаемость, рост безработицы после­дует за спадом производства, а рост преступности приведет к окончательному падению культуры. (Кто ж вечером пойдет в театр? — Страшно...) Короче, всякая пакость будет только расти, а хорошее падать.

Вырисовывается какая-то мистическая картина все­ленского зла, прямо как в книге модного в начале века писателя Пшибышевского «Синагога Сатаны». А ты внутри этого «мирового зла» уже не маленькая планетар­ная система со своим пусть маленьким, но порядком, а хаотическая броуновская частица, которая растерянно тычется куда попало во внезапно рухнувшем, разом атомизировавшемся обществе.

^ По существу это ситуация хронического стресса. Вся жизнь — сплошное потрясение, сплошная трясучка... А тут еще ребенок... До чего не ко времени, до чего неуместен!

Но ведь он не просил его рожать. Он не виноват, что вы решили произвести его на свет здесь и сейчас. И он не обязан за это отвечать. Невоспитанный, упрямый, ленивый, капризный — трудный... Ну что с ним делать?!

А с вами? С вами что делать — мрачными, раздражи­тельными, усталыми, безразличными, всегда спешащими и всегда занятыми? Что вашему ребенку делать с вами? Чем защититься от вашего хронического недовольства жизнью?

В наших очерках мы, конечно же, будем говорить о детях. Но дети — это, выражаясь языком математики, производная. Производная от вас, потому что на свет их произвели вы.

Но вас мы будем говорить, может быть, даже больше, чем о детях. Ведь что греха таить, тон отношений в семье задают все-таки родители, а не дети. И даже если ребенок — тиран, а его родители — покорные рабы, это они позволили, он и допустили такую расстановку сил!

В общем, мы хотим помочь родителям, которым нелег­ко дается воспитание детей, которые с трудом выстра­ивают свои отношения с ними. А трудности отношений чаще всего испытывают трудные люди. Поэтому книгу свою мы так и решили назвать: «Книга для трудных родителей».


^ Ирина Медведева, Татьяна Шишова, сентябрь 1993 года


Р. S. Прошло больше двух лет. Те тенденции, которые нам тогда казалось важным затронуть в связи с воспи­танием детей, увы, не утратили своей актуальности и сейчас. Напротив, что-то получило дальнейшее развитие, оформилось, приобрело более яркие очертания.

^ Поэтому мы не увидели необходимости в капитальной правке, а предпочли кое-где дать сноски и добавить две главы.


И. М.,Т. Ш., февраль 1996 года

Не проси груш у тополя


Как часто будущие родители не только заранее поку­пают чепчики и распашонки и придумывают имя своему наследнику, но и творят его образ.

Это в случае семейной идиллии.

А бывает и по-другому. Женщина, оставшись одна и все же решившись иметь ребенка, сквозь злые слезы обращается к своему будущему сыну:

— Ничего, проживем! Он еще пожалеет! Он придет, будет умолять о прощении, а ты закроешь перед ним дверь!.. Или нет, не так... Мы идем по улице, ты держишь меня под руку, а я еле достаю тебе до плеча. А он идет навстречу: старый, никому не нужный, ободранный... Видит меня и спрашивает: «Кто это?» А я говорю: «Сын». — «Наш сын?» — «Нет, мой сын!» И мы проходим, не оглянувшись...

Почему-то в этих мстительных картинах обязательно фигурирует сын. И обязательно, не успев родиться, уже юноша. И обязательно высокий и широкоплечий. Этакий рыцарь Ланцелот или — если быть в духе времени — Арнольд.

Но наступает долгожданный день, и рождается... девочка. Да еще некрасивая, да еще с астматическими приступами. И с очень тяжелым характером.

И воздушный замок с множеством бойниц рушится в одночасье. А неожиданная девочка так никогда и не поймет, почему она вместо любви вызывает у своей матери смесь жалости и раздражения. Ребенок растет, и раздражение растет. Казалось бы, в чем дело? Ведь заботишься о нем — и вроде бы привыкаешь, привязываешься... Это с одной стороны. А с другой, он растет, и картина становится все более отчетливой. Картина рокового несовпадения реальнос­ти и той, давней мечты... И начинается работа по переделке. Ну, пол еще ладно, тут ничего не попи­шешь. Цвет глаз тоже не поменять. Но уж тогда пусть будет балериной! Меня в свое время не приняли, сказали: «Ноги коротковаты!» А она должна!

Интересная подробность: сокрушаясь, что дочь не унаследовала нужного цвета глаз, мать не замечает, что дочь как раз унаследовала малопригодные для балета коротковатые ноги.

Что же касается лепки характера, это и вовсе не принято подвергать сомнению. Ребенок — воск, глина, чистый лист и что там еще полагается говорить в подобных случаях... Однако «воск» и «глина» оказыва­ются вовсе не такими послушными! И упорное «сопро­тивление материала» окончательно выводит из себя.

Вот тут и произносится сакраментальная фраза:
— Он (или она) не оправдал моих надежд!

И это не просто горестное признание. Это приговор, который обжалованию не подлежит. А раз так, раз не оправдал надежд, значит, все дозволено! Можно по­прекать ребенка своей загубленной жизнью. Можно все время ставить в пример мальчика из соседней квартиры или более «удавшегося» младшего брата. Можно в присутствии ребенка жаловаться на него подругам или даже таскать его по врачам и экстрасен­сам. «Доктор, сделайте что-нибудь! Он какой-то не такой... Слишком тихий (или слишком назойливый), слишком вертлявый (слишком медлительный) и т. д.» А за словами «какой-то не такой» скрывается застаре­лая претензия: не такой, как я хочу! Я, творец собственного ребенка!..

Но, во-первых, стоит ли отнимать роль творца у Творца? А во-вторых, даже если вы, будучи атеистом, считаете творцом себя и только себя, то почему вы предъявляете претензии к своему творению? Разве оно виновато в промахах творца?

Конечно, бывает, что художник в ярости уродует неудавшуюся картину, но он просто вымещает на ней зло за свою неудачу.

Если же вернуться к Творцу, то он, создав зайца, не заставил его охотиться на волка. Да и мы, кстати, не ждем этого от длинноухого трусишки.

Прежде чем перекраивать детский характер, давайте посмотрим на исходный материал. Ведь если мы возьмемся, например, перешивать брюки, то нам из узких уже никак не выкроить брюки клеш.

У каждого человека есть свои ресурсы, возможности, и они не безграничны. Их сочетание, их соотношение во многом уже определено с самого начала, с первых месяцев жизни ребенка. И задача родителей как можно скорее определить главные, доминантные черты харак­тера своих детей.

Это, конечно, не значит, что воспитание не имеет смысла. Безусловно, в ребенке можно что-то развить, а что-то сгладить, облагородить, сделать менее замет­ным. Только — «не проси груш у тополя», как гласит испанская пословица. Ведь проси не проси — груш все равно не дождешься, а силы, потраченные на бессмыс­ленные притязания, лучше бы употребить на другое. Тополь может вырасти чахлым и кривым, а позабо­тишься о нем умело— станет стройным красивым деревом. Так и человек. Озорник, сколько его ни ругай и ни наказывай, все равно не превратится в паиньку. Но от вас зависит, вырастет ли он хулиганом, а то и уголовником, или станет предприимчивым организато­ром нового дела, а на досуге — душой компании. Застенчивый же человек душой компании, как ни старайся, все равно не будет, но опять же от вас зависит, вырастет он букой и мизантропом или все-таки научится общаться с людьми и никто про него не скажет: «Пыльным мешком стукнутый». Застенчивость (недостаток) уже будет восприниматься как скромность (достоинство).

Между прочим, даже столь популярные сейчас астро­логи различают три типа людей, родившихся под одним и тем же знаком зодиака: низший, средний и высший. В низшем недостатки выпирают настолько, что превращаются в пороки.

Можно сказать, что правильное воспитание — это повышение уровня данной личности. Мы называем это психоэлевацией, возвышением души («еlеvаrе» — по-латыни «подниматься», «восходить»). Работая с деть­ми, помогая им справляться с разными психологическими трудностями, мы никогда не стремимся искоре­нить недостаток. И даже считаем это опасным!

Сколько уже понаписано о природных катастрофах, к которым приводит самое, на первый взгляд, незна­чительное нарушение экологии! Малую букашку изве­ли — целый лес погубили. Что же тогда говорить о человеке, самом сложном, самом утонченном творении Бога или Природы?! Не искоренять нужно, а коррек­тировать, преображать и, в конечном итоге, обращать недостаток в достоинство! И тогда упрямец станет упорным, выскочка — лидером, а жадный — бережли­вым.

— Вашими бы устами да мед пить, — скажут родители. — Все это замечательно. Но как?

Мы постараемся постепенно ответить на этот вопрос. Естественно, это будет наш личный взгляд на пробле­мы воспитания. Правда, опыт общения с родителями трудных детей (от 4 до 15 лет) дает нам основание думать, что наш взгляд не безоснователен.

Беседы с родителями мы, как правило, начинаем с разговора о природной конституции ребенка. Еще раз повторяем, что ее надо постараться осознать, даже если такое осознание не принесет вам особой радости. И очень может быть, что уже одно это снимет основные трудности, возникающие у вас при общении с ребенком.

Однажды к нам пришел хрупкий, большеглазый мальчик, похожий на короля Матиуша, героя сказки Корчака, или на юного аристократа с полотен англий­ских художников XIX века. Он был не уверен в себе, многого боялся и даже в свои 12 лет ни на минуту не оставался дома один. Мама, обратившаяся к нам с жалобами на его странности, уже одним своим видом резко с ним контрастировала. Большая, шумная, бой­кая, она неустанно твердила, что не понимает, откуда у нее такой ребенок, ведь его погибший в авиакатас­трофе отец был смельчак, герой, летчик-испытатель. Рано овдовев, эта женщина только и утешала себя тем, что мальчик повторит своего отца. А он не повторил — ни внешне, ни внутренне, так что любовь к сыну боролась в ее душе с возмущением и даже легким презрением к этому немужественному характеру. Долго и разными способами мы старались дать ей понять, что Толя — такой, какой он есть — тоже достоин уважения и даже гордости. К счастью, в конце концов нам это удалось. А мальчик именно тогда, когда от него перестали ждать непосильного для него суперменства, преодолел свои страхи. И теперь не только остается дома один, но и ходит с ребятами в сложные походы с ночевками, о чем мама, конечно, даже мечтать не могла*.

Но бывают случаи, когда чуждость ребенка вызывает такую неприязнь, что в эту чуждость и не хочется вникать. У нас принято много говорить о слепой материнской любви и совсем не принято — о непри­язни. Вернее, принято, но, скорее, в криминальном, а не в психологическом аспекте. Перед мысленным взором сразу предстает злодейка, которую с позором лишают родительских прав. Однако в жизни это встре­чается гораздо чаще и далеко не всегда сопряжено со злодейством. Бывают случаи психологической несо­вместимости. Бывает, что ребенок — «копия отца», а отец бросил. А бывает, ребенок помешал личному счастью. Да мало ли что в жизни бывает?!

И, как правило, родители (особенно мать) стесняют­ся даже себе сказать правду. Или говорят, но с каким-то истерическим отчаянием: «Да, не люблю, но ничего не могу с собой поделать!» И в доказательство приводят поговорку: «Насильно мил не будешь».

Не любить своего ребенка — большая беда. Не побороться со своей нелюбовью — огромная, страшная вина. Встает все тот же вопрос: что делать? Не зная людей, не зная обстоятельств, заочно советовать что-то конкретное довольно трудно. И все-таки...


* Возмужавший, переросший свою рослую маму, Толя при­шел недавно к нам рассказать о своих успехах (он теперь на главных ролях в школьном театре). Когда мальчик вышел за дверь, мать сказала: «Представьте себе — он теперь вылитый отец!»

Мы в своей работе постоянно используем разнооб­разные драматические приемы, в том числе театраль­ные этюды. Родителям, которые никак не могут по­любить своих детей, можно посоветовать мысленно проиграть такой этюд. Нет-нет, не бойтесь, это не требует выдающихся актерских способностей! Пред­ставьте себе, что вы — ребенок. И не абстрактный, а вполне конкретный. Ваш собственный. И вас не любит мама (или папа, или оба). А родители для вас — это весь мир, ибо весь мир маленького ребенка замыкается на родителях. И этот мир оказался перевернут. Все в нем не так! Ударившись, вы вместо утешения слышите насмешку. Вам страшно, вы плачете, а вас обзывают трусом. Вы вбегаете в комнату, чтобы поделиться радостью — и наталкиваетесь на раздраженное: «От­стань, уйди! Ты что, не видишь? Я с тетей Леной разговариваю!»

И в этом перевернутом мире вы, в конце концов, тоже становитесь «мальчиком наоборот»: не вовремя смеетесь, не к месту кривляетесь, пристаете ко взрос­лым именно тогда, когда их надо оставить в покое... Хорошо еще, если у вас от природы веселый характер. Тогда вы думаете: «Надо же, все меня любят, только мама не любит!» А если характер меланхоличный? В таком случае вас буквально изводит, ржавчиной разъ­едает мысль: «Никто меня не любит, даже мама!» И вы себя такого тоже не любите! И изводите этой нелюбовью.

Проиграйте, хотя бы мысленно, несколько таких конкретных ситуаций. Только не забудьте, что вы в роли ребенка. А ложась спать, Повторяйте: «Я —Миша (Коля, Света). Я совсем один. Все меня обижают. Я никому не нужен, со мной можно сделать все, что угодно, потому что меня никто не любит».

И вообще, почаще думайте о том, что детей — всех, даже самых благополучных и самых любимых! — очень жалко. Жалко потому, что неизвестно, какая им угото­вана судьба. И потому, что они когда-нибудь умрут. И потому, что им, скорее всего, долго-долго придется жить без вас.

Лавры в кредит


Перед началом занятий с детьми мы всегда просим родителей заполнить специальные анкеты. В этих анкетах, в частности, есть вопрос: «Часто ли вы говорите ребенку, что он красавец, богатырь, талант и т. п.?» Вначале мы удивлялись, а теперь уже привык­ли, что на этот вопрос отвечают, как правило, отрица­тельно или полуотрицательно, например: «Нет, не часто. Хвалим, но в меру. Хвалим только за дело». Интересно, что на следующий наш вопрос: «Как ребенок на это реагирует?» — почти неизменно следует ответ: «Очень любит. Радуется. Счастлив, когда его хвалят».

То есть, получается, что родители знают, видят, как ребенок жаждет похвалы, но удовлетворить эту жажду не торопятся. Почему?

— Ну как же?! — отвечают родители. — Захвалишь — он нос задерет.

Или:

— Чего хвалить, когда хвалить не за что!

Или:

— Он же прекрасно знает, что это неправда. Ребенок очень даже чувствует ложь!

И мы уже привыкли к недоумению мам и пап, когда они слышат от нас, что детей надо не просто хвалить, а хвалить часто, преувеличенно и далеко не всегда за дело.

— Но мы читали и слышали совсем другое! — возражают они.

— А вы попробуйте, — говорим мы. — Попробуй­те — и увидите сами.

Действительно, в наших словах много, на первый взгляд, спорного и непривычного. Общепринятая точ­ка зрения сводится к тому, что часто хвалить не следует, преувеличенно — тем более, а уж на пустом месте — это и вовсе нонсенс. Даже если девочка на самом деле красивая и вежливые гости восклицают: «Ой, какая красавица!», польщенная мать, тем не менее, обрывает восторги словами: «Не надо при ребенке, это непедагогично». Зато считается вполне педагогичным как можно чаще и как можно подробней указывать ребенку на его недостатки, дурные привы­чки, неудачи. Конечно, с благой целью (кто спорит?): чтобы он исправил недостатки, избавился от дурных привычек.

А теперь постарайтесь вспомнить: вам, взрослым людям, хочется исправиться, когда вам, пусть даже справедливо, указывают на ваши дурные свойства? Или, может, вам скорее хочется соответствовать не очень справедливой, но похвале?

При этом никому не придет в голову отрицать, что женщина чахнет, меркнет, увядает без комплиментов. А умная жена никогда не забудет и наедине, и на людях лишний раз похвалить своего далеко не идеаль­ного мужа за его золотые руки, светлую голову или невиданную храбрость. Глупая же будет, как попугай, твердить с утра до ночи о его бездарности и лени, а потом удивляться, что он запил, ходит на сторону или вообще ушел из дому.

И это взрослые люди, у которых уже сформировалась самооценка! Что же говорить о ребенке?! Ведь у него еще нет или почти нет опыта самоутверждения: он не держал экзамены, не получал прибавку к зарплате за хорошую работу, к нему не обращались за советом как к прекрасному специалисту. И, наконец, ему еще никто никогда не объяснялся в любви!

Ребенок, не знающий пока себя и своих возможнос­тей, в гораздо большей степени, чем взрослый, зависит от оценки окружающих. Может, поэтому дети так любят почетные грамоты, вымпелы, значки и премии? Такие знаки отличия дают им осязаемое, реальное подтверждение их состоятельности, стимулируют к новым достижениям. (И не надо думать, что это свойство только наших детей. Ничего подобного! В популярном американском мультсериале «Утиные ис­тории» маленькая утка Поночка очень переживает, что у племянников дяди Скруджа много почетных значков, а у нее только один, да и тот за плаванье.)

Что же касается уличений и обличений, их лучше свести к минимуму. Ребенку, безусловно, труднее будет справиться со своей ленью, если он каждый день слышит, что он ленивый. Каждый день, да еще сто раз на дню! Получается, что лень — это его хроническое состояние, дефект. И призывать его трудиться так же бесперспективно и в каком-то смысле бестактно, как, например, призывать одноглазого смотреть в оба.

Более того, не забывайте, что «называть» и «обзы­вать» — однокоренные слова. Вы думаете, что называ­ете недостаток, говоря «лентяй», а ребенок слышит в этом оскорбление! Один трехлетний мальчик на упрек своей мамы: «Ай-ай-ай, все игрушки на полу! Разве можно быть таким неряхой?»— обиженно воскликнул: «Зачем ты меня дразнишь?»

Срывание всех и всяческих масок — вообще занятие далеко не всегда благородное и всегда неблагодарное. Мы, работая с детьми, разрешаем им даже буквально закрыть лица картонными масками или спрятаться за театральную ширму.

Если вы желаете добра своему ребенку, помогите ему построить защитную маску. Пусть она будет из доброт­ных материалов — из его достоинств. Иначе он эту маску слепит сам, и уж тогда не взыщите, если она будет из чего попало. Например, природную застенчи­вость он замаскирует грубостью, а не умением обая­тельно улыбаться (чему вы его можете научить, говоря, что у него красивые зубы, очаровательные ямочки на щеках и т. п.).

Защитную маску ни в коем случае не надо путать с маской лицемерия. В конце концов, все люди носят те или иные маски. Начиная с косметики, которая при­звана подчеркивать природные достоинства лица и скрывать природные недостатки. И кончая социальны­ми ролями и играми, в которые вовлечено все челове­чество (см. книги Эрика Берна «Игры, в которые играют люди» и «Люди, которые играют в игры»).

В своей работе мы уже не раз сталкивались с тем, что самые сложные дети внешне кажутся наиболее благо­получными, и нам приходится долго гадать, где же собака зарыта. Такие дети, как правило, вырабатывают, не дождавшись умной помощи от родителей, свою, патологическую форму защиты, и уже приросшую к их коже маску гораздо труднее заменить на другую — украшающую, а не деформирующую личность.

Это тесно связано с темой предыдущего очерка «Не проси груш у тополя». Поняв особенности психофизической конституции ребенка, подчеркивайте в нем его реальные достоинства! А то иногда дело доходит до абсурда. Мама Володи Т., мальчика, который все свободное время тратил на чтение (мечта стольких родителей!), интересовался историей, философией и даже богословием, говорила о его увлечениях с презри­тельной усмешкой, считая их чепухой и дурью. И, напротив, требовала, чтобы мальчик все свободное время посвящал алгебре, которую он ненавидел. Мама была программистом, и у нее не укладывалось в голове, как это ее сын не в состоянии решить несложную алгебраическую задачу. В результате у мальчика раз­вился целый комплекс невротических реакций. Он, от природы добродушный и кроткий, страдал вспышками агрессии, грубил, ломал предметы, ненавидел окружа­ющих, скандалил с домашними и даже поговаривал о самоубийстве. Алгебры он, естественно, так и неосилил.

На занятиях мы, конечно же, в первую очередь обратили внимание детей и родителей (и прежде всего Володиной мамы!) на его филологические способности. Мы восхищались его не по годам обширными фило­софскими знаниями. Часто при всех спрашивали его мнение по тому или иному гуманитарному вопросу. И даже просили принести почитать книги, которые мы, якобы, без его помощи никогда бы не достали. Сначала он, привыкший, что его именно за это презирают, реагировал на наши похвалы подозрительно, насторо­женно, почти враждебно. Постепенно нам удалось завоевать его доверие, и мальчик на глазах стал преображаться. А уж когда Володина мама, вняв на­шим уговорам, заявила ему, что без алгебры вполне можно прожить и не стоит так напрягаться, реакция мальчика была на первый взгляд парадоксальной: он сел и самостоятельно решил задачу, над которой они с мамой бились, два дня! Снялось напряжение, исчез невротический страх неудачи, и выяснилось, что Воло­дя хоть и не Лобачевский, но школьная алгебра ему вполне доступна.

И тут мы подходим к самому, пожалуй, сложному аспекту этого очерка. Дело в том, что Карамзиным и Кантом Володя тоже не был. Его безусловные гумани­тарные интересы не носили яркого творческого харак­тера. И наши похвалы были не просто преувеличенными, а крайне преувеличенными. Мы совсем не увере­ны, что в будущем он станет филологом или истори­ком. Но мы убеждены, что человеку очень полезно «выдавать лавры в кредит». Это все равно как машину сначала надо хорошенько заправить бензином, а потом пускаться в путь. Так не жалейте «бензина», расточая ребенку похвалы! Без этого горючего он далеко не уедет.

Ну, хорошо, в случае с Володей еще было за что уцепиться. Но хвалить на пустом месте?! Это, казалось бы, сущий вздор! Да, иногда вздор, а иногда остроум­ный педагогический прием. Вот, например, ваш сын — трус. Больше всего он боится ходить по темным улицам. Сказать ему, что он — храбрец? Уж больно неправдоподобно, не поверит. Но если мама идет со своим сыном по темной улице, крепко держа его за руку, и при этом говорит: «Ты знаешь, когда я с тобой, я ничего не боюсь», — есть надежда на благие переме­ны. Конечно, это не единственное, что надо делать в таких случаях, но в том числе и это очень полезно!

Пожалуй, тут мы решимся напомнить не совсем приличный анекдот. Рассеянный космонавт забыл свои позывные и сигнализирует об этом в центр управления полетами.

Наверное, лучше не сформулируешь наш воспита­тельный принцип.

Это не значит, что ребенка нужно только хвалить и ни в коем случае не нужно делать замечаний. Обяза­тельно нужно, без этого тоже нет воспитания. Но важны дозировка и форма. Можно сказать:

— Ай-ай-ай, какой ты неряха! Опять разбросал игрушки.

А можно и по-другому:

— Какой же ты прекрасный дворец построил! Как настоящий архитектор! Вот если ты еще конструктор соберешь в коробку — я буду счастлива.

Помните: в слове заключается не только информа­тивный и не только эмоциональный смысл. Слово обладает магической силой. Оно творит ту или иную реальность. Общеизвестен пример: загипнотизированному говорят, что дотронутся, сейчас до его спины раскаленным железом, а дотрагиваются пальцем. Но на его коже выскакивает волдырь, как от сильного ожога. Влияние родителей на ребенка вполне сопоставимо с властью гипнотизера. Ребенка же, в свою очередь, можно сравнить с домом, в котором много-много окон. Какое свойство будешь выкликать — такое, и выглянет. Старайтесь почаще выкликать доброе и не будите лишними криками дурное! «Не буди лиха, пока лихо спит».

Одна рука карает, другая милует


Не сложилось ли у вас впечатление: как бы дети ни стояли на голове, их все равно нужно превозносить до небес?

Нет, конечно же, невозможно вырастить ребенка без замечаний, запретов и наказаний. И родительская любовь меньше всего похожа на рассеянное умиление старичка-добрячка, которого умиляет буквально все, лишь бы перед глазами мелькала и согревала старчес­кую кровь чья-то юная жизнь, чье-то существование.

Сколько таких картин сразу всплывает перед глазами! Девочка пришла в гости к людям, которые специально для нее купили на рынке дорогой виноград. Она разбрасывает виноградины по полу, а родители, будто не замечая ужаса на лицах хозяев, растроганно смеют­ся...

Или, наоборот, хозяйский сын влетает в комнату, где полным-полно взрослых и даже пожилых людей, и бесцеремонно заявляет:

— Ребята! Хватит болтать глупости! Пошли ко мне в комнату, я покажу вам мою новую машину!

А мать, вместо того чтобы сделать ему хотя бы замечание, еще и рассказывает потом знакомым, какой у нее бойкий и не по годам развитый мальчик: вот так, запросто, общается со взрослыми!

— Он у меня без комплексов, — добавляет она. — А это главное. Счастливее будет.

То есть, иными словами: пусть вырастет эгоистом, хамом, зверем, лишь бы был счастлив.

Родители, которые рассуждают подобным образом, заблуждаются как минимум трижды. Во-первых, их беззаветная родительская любовь вряд ли выдержит проверку временем: им очень трудно будет любить подросшего зверя. Во-вторых, из уютного семей­ного круга ребенок очень быстро попадает в тот мир, где нет всепрощающих родителей: в сад, школу, а потом дальше... И везде его будут ненавидеть. А может ли быть счастлив человек, окруженный ненавистью?.. И, наконец, самое главное и самое, на первый взгляд, удивительное. Ребенок, которому все позволяется, несчастлив даже в детстве! Вроде бы пара­докс, но это так. Понаблюдайте за избалованным ребенком. Он то и дело капризничает, то и дело меняет и наращивает требования. Будто бы нарочно нарывает­ся на отказ. У нас такое впечатление, что он подсоз­нательно ищет границу дозволенного, на которую ему не указывают родители. А в безграничном пространст­ве вседозволенности, где нет никаких ориентиров и поэтому не за что зацепиться, ему страшно неуютно. Вы скажете: совсем заморочили голову! То ребенка надо с утра до ночи хвалить, то необходимо наказывать...Чему же верить?

Постараемся объяснить. Вы хвалите ребенка, давая ему понять, что он все ближе и ближе к желаемому совершенству. Вы делаете ему замечание, ругаете или наказываете, как бы демонстрируя, что вы потрясены его внезапным отходом от совершенства. Ребенок должен чувствовать: вы сердитесь не потому, что он плохой, как всегда, а потому, что он — такой чудесный, умный, смелый и т. п. — вдруг потряс вас несоответствием своему всегдашнему облику.

Если ваш ребенок не терпит критики, болезненно реагирует на замечания, очень советуем задуматься: а достаточно ли часто вы его хвалите, возвышаете в его собственных глазах? Обычно на это возражают:

— Что вы! Он у нас захвален, заласкан.

А мы отвечаем, что у каждого человека не только своя норма потребления сахара или степень утомляе­мости, но и своя, индивидуальная потребность в поощрении. В данном случае не сравнивайте с собой. Возраст человека часто обратно пропорционален по­требности в ласке.

Но вернемся к наказаниям. Беседуя с родителями, мы многократно убеждались в том, что по части наказаний существует опасная путаница, а связана она с грубым нарушением иерархии наказаний. Практичес­ки никто не сомневается в том, что нет ничего страшнее телесных наказаний. Дескать, до ребенка нельзя и пальцем дотронуться. Зато с ним можно целый день не разговаривать. И хотя наше мнение по этому вопросу идет вразрез с общепринятым, осмелимся все же утверждать: нет безобиднее наказания, чем искренний шлепок, и нет кары страшнее, чем обду­манный, методичный бойкот. Естественно, мы не призываем хлестать ребенка розгами или «оттягивать» ременной пряжкой. И пощечина очень оскорбитель­ное, а потому неприемлемое наказание. Но шлепнуть ребенка по попке или легонько (!) по губам, если он грубит и сквернословит, — это, как принято говорить, святое дело.

Разумеется, пользоваться этим лучше всего в раннем детстве, когда ребенок еще мало понимает слова. Тогда годам к 4—5 в большинстве случаев достаточно лишь сказать строгим голосом:

— Ну что, тебя шлепнуть?

И инцидент исчерпан.

В старых романах часто можно было встретить восклицание:

— Я самый несчастный человек! Весь мир от меня отвернулся!

Мир ребенка — это вы, его родители, его семья. Поэтому, когда вы перестаете с ним разговаривать, он, конечно, так красиво и патетично не воскликнет, но ощущение у него будет именно это: весь мир от него отвернулся. Это тяжёлая артиллериями пользоваться ею нужно, по нашему мнению, в самых крайних случаях, когда весь остальной арсенал наказаний ис­пробован безрезультатно.

Очень полезно, конечно, наказывать и лишением чего-то, каких-то любимых кушаний, предметов и развлечений. Однако тут важно не впасть в другую ошибку. Часто родители боятся лишить ребенка самого дорогого для него, считая, что это чересчур жестоко, А потом удивляются, что наказание не действует. Но ведь они лишили его только того, без чего он вполне может обойтись! Какое же это наказание?

Хочется поговорить и еще об одном популярном заблуждении. Принято утверждать, что родители в вопросах воспитания детей должны выступать «единым фронтом». Отсутствие же этого единства рассматрива­ется как порок. А-а, ты у нас добренький, ты его всегда прощаешь, никакой требовательности... Я одно говорю, а ты другое?! Если я наказываю, ты должен меня поддер­живать!

Конечно, родители должны быть едины в главном: в представлениях о добре и зле, о том, что черное, а что белое. К примеру, если мать говорит, что воровать дурно, отцу негоже утверждать, что воровство — добродетель. Но если мать поставила ребенка в угол, он уже какое-то время там постоял, и, судя по всему, его это сильно опечалило, прав будет отец, который пожалеет наказанного ребенка. Нет, он, конечно, не подвергнет сомнению авторитет матери, не скажет, что она плохая, злая, жестокая! Не скажет и что провин­ность ничтожна, а потому недостойна наказания. Со­глашаясь со справедливостью кары, он все равно пожалеет.

Что делаем мы, поссорившись с мужем (женой)? Звоним подруге, идем «посидеть с ребятами», просто уходим на работу! Короче говоря, у взрослых есть та или иная отдушина. А куда деваться ребенку? Кому он пожалуется на свое страдание? Ведь он страдает, даже если знает, что наказан за дело. Несокрушимый ком­плот родителей невыносим. Да и наша цель вовсе не в том, чтобы помучить ребенка!

Важно лишь следить за тем, чтобы роли карающего и милующего не закреплялись. Сегодня накажет мама, а пожалеет папа. А завтра наоборот. Очень естествен­но, когда жалеет бабушка. И не надо ее за это упрекать. Так было во все времена. А закрепление ролей караю­щего и милующего опасно не только тем, что ребенок будет бояться или даже ненавидеть сурового родителя. Опасность таится и в том, что сердобольный отец (или мать) начинает самоутверждаться за счет злой, плохой мамы (или папы). И в один прекрасный день ребенок попытается тоже образовать комплот — с добрым родителем против злого. И постепенно разгорится война, а семья сейчас едва ли не единственный оплот мира...


alyuminij-himicheskij-element-prostoe-veshestvo.html
alyuminij-metall-budushego.html
alyushin-yu-a.html
am-gorkij-uchebnoe-posobie-predislovie-k-uchebnomu-posobiyu-vozniknovenie-i-razvitie-russkoj-zhurnalistiki-v-xviii-veke.html
am-yangel-zhizn-i-deyatelnost-akademika-yangelya-s-n-konyuhova-dnepropetrovsk-2006.html
amadeya-gofmana-shelkunchik-i-mishinij-korol.html
  • reading.bystrickaya.ru/licenzirovanie-importa-tovarov-chast-3.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/56-kaganovich-stalinu-11-sentyabrya-1931-g-s-2001-g-knigi-serii-vihodyat-na-russkom-yazike-v-izdatelstve.html
  • report.bystrickaya.ru/istoki-grazhdanskogo-obshestva-v-fondah-mestnih-soobshestv-21-stranica-2.html
  • literatura.bystrickaya.ru/situaciya-3-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-menedzhment-dlya-specialnosti-buh-uchet-i-audit.html
  • essay.bystrickaya.ru/chtenie-i-perevod-anglijskoj-nauchnoj-i-tehnicheskoj-literaturi.html
  • composition.bystrickaya.ru/osnovnaya-literatura-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-uchebnim-disciplinam-teoriya-veroyatnostej-i-matematicheskaya-statistika.html
  • spur.bystrickaya.ru/koncepciya-obshestva-ustojchivogo-razvitiya-sinergeticheskaya-interpretaciya.html
  • occupation.bystrickaya.ru/mimo-dushi-ilichego-ne-delaet-psiholog-v-shkole-nikolaj-kozlov.html
  • learn.bystrickaya.ru/fateev-k-v-voennaya-bezopasnost-rossijskoj-federacii-i-pravovie-rezhimi-ee-obespecheniya-teoretiko-pravovoe-issledovanie-stranica-24.html
  • testyi.bystrickaya.ru/akademiya-razvitiya.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-administrativnoe-pravo-stranica-7.html
  • tasks.bystrickaya.ru/-23-literatura-i-iskusstvo-levandovskij-a-a-shetinov-yu-a-rossiya-v-xx-veke-ucheb-dlya-10-11-kl-obsheobrazovat-uchrezhdenij.html
  • thescience.bystrickaya.ru/kazhdij-kurs-sootvetstvuet-60-zachetnim-edinicam-kmagistrantam-uchastnikam-programmi-primenimi-te-zhe-usloviya-dostupa-k-zanyatiyam-i-k-ekzamenam-chto-i-k-drugim-studentam-universiteta-parizh-1-i-ngu.html
  • abstract.bystrickaya.ru/2-logicheskaya-forma-aleksandr-ivin.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razdel-iv-peresmotr-vstupivshih-v-zakonnuyu-silu-sudebnih-postanovlenij.html
  • letter.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-podgotovke-i-oformleniyu-vipusknih-kvalifikacionnih-rabot-programma-gosudarstvennogo-ekzamena.html
  • klass.bystrickaya.ru/56-izmeriteli-ekonomicheskoj-deyatelnosti-1-socium-osobennaya-chast-mira-obshestvo-slozhnaya-dinamichno-razvivayushayasya-sistema.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/process-formirovaniya-elementarnih-matematicheskih-predstavlenij-detej-doshkolnogo-vozrasta.html
  • assessments.bystrickaya.ru/elektricheskij-tok-v-razlichnih-sredah.html
  • essay.bystrickaya.ru/difrakciya-sveta-princip-gyujgensa-frenelya-metod-zon-frenelya-difrakciya-frenelya-na-prostejshih-pregradah-diafragma-disk-zonnie-plastinki-difrakciya-ploskopar.html
  • essay.bystrickaya.ru/delovaya-igra-zashita-prav-nalogoplatelshikov-uchebno-metodicheskij-kompleks-nalogovoe-pravo-udk-bbk-n-rekomendovano.html
  • desk.bystrickaya.ru/ponyatie-i-sushnost-turizma.html
  • notebook.bystrickaya.ru/i-kratkie-svedeniya-o-licah-vhodyashih-v-sostav-organov-upravleniya-emitenta-svedeniya-o-bankovskih-schetah-ob-auditore-ocenshike-i-o-finansovom-konsultante-emitenta-a-takzhe-ob-inih-licah-podpisavshih-prospekt.html
  • lecture.bystrickaya.ru/anglijskij-yazik-delovogo-obsheniya.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/s22-kriterii-ocenivaniya-sochineniya-rassuzhdeniya-metodicheskie-rekomendacii-dlya-ekspertov-territorialnih-predmetnih.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-discipline-tehnologii-izgotovleniya-i-obrabotki-hudozhestvennih-izdelij-blok-sd-programmi-magisterskoj-podgotovki.html
  • tests.bystrickaya.ru/konkursnaya-programma.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vakcinoprofilaktika-pnevmokokkovoj-infekcii-u-detej-grupp-riska-14-03-09-klinicheskaya-immunologiya-allergologiya.html
  • holiday.bystrickaya.ru/namerenie-cel-i-rezultat-menedzhment-i-mogushestvo-nlp-kak-operedit-konkurentov-s-pomoshyu-nejro-lingvisticheskogo.html
  • nauka.bystrickaya.ru/vid-kontrolya-leksiko-grammaticheskij-test-4-teachers-book-p-150-152.html
  • control.bystrickaya.ru/chast-vtoraya-priklyuchenij-sbornik-fantasticheskih-i-priklyuchencheskih-povestej-i-rasskazovsost-v-s-malt-oforml.html
  • knigi.bystrickaya.ru/skazka-o-viruse-troyanchike-i-ricare-sveta-kasperskom.html
  • teacher.bystrickaya.ru/feodosiya-pecherskogo-lekciya-2-osnovnie-temi-drevnerusskoj-misli.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/visshie-funkcii-nervnoj-sistemi-mgu-im-m-v-lomonosova-i-gumanitarnom-institute-dlya-studentov-aspirantov-pedagogicheskih.html
  • urok.bystrickaya.ru/problemi-pravovogo-obrazovaniya-v-neyuridicheskih-vuzah-fakultetah.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.